.RU

Некоторые из моих воспоминаний к пятидесятилетию ияфа – Иосиф Макальский


Некоторые из моих воспоминаний к пятидесятилетию ИЯФа – Иосиф Макальский.

Мой приход на работу в ИЯФ осенью 61-ого не был заранее специально запланирован, но и назвать его случайным тоже нельзя.

Меня с раннего детства влекло все неизвестное. Мама рассказывала, что мне трехгодовалому был куплен большой конь на колесиках из папье-маше. После презентации родители хватились, что я куда-то исчез и, услышав непонятный стук в чулане, обнаружили меня с молотком в руках и коня уже с проломленным боком. Меня интересовало, что же там внутри?

Вскоре отца арестовали и осудили на 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества, якобы за контрабанду из Монголии. Это был 32-ой голодный и жестокий год, после проведенной «великим вождем» коллективизации сельского хозяйства. Отец, будучи ветеринарным врачом, принимал многотысячные стада коров и овец в Монголии для Улан-удинского мясокомбината. Взятая коровья нога и мешок муки для большой голодной семьи были, конечно, страшной контрабандой!

Дальше началось мое безотцовское детство. Помню себя с трех лет. Помню, как мы втроем, я, бабушка и младшая сестренка, сидим на русской печке, разделяющей бывшую кухню, оставленную нам на пятерых, на две половины. На постеленной на полу возле печки лежанке лежит дедушка, ослепший от горя после коллективизации. Возле стола пустой сундук вместо стульев. В «квартире» совершенно пусто, холодно и голодно.

Очень хорошо помню свое детство, но описать его в коротком изложении, конечно, невозможно, поэтому расскажу только то, что в дальнейшем для каждого человека является определяющим в его жизни.

Конфискацию имущества большевики провели так тщательно, что даже детские игрушки были конфискованы. Детская непоседливость и отсутствие игрушек заставляют меня искать какое-нибудь занятие, и я пристаю к малограмотной бабушке: что там написано на обрывках газет, приготовленных для растопки печки. Она, чтоб отвязаться от меня, с трудом разбирает буквы, по слогам читает мне какие-то фразы и говорит мне, какая это буква. В 4 года я неплохо читаю, и мама не успевает приносить мне книжки из библиотеки. Благо, большевикам нужны были грамотные рабочие руки. Образование и библиотеки были бесплатными.

Мне пять лет. Дед умер. Я, как говорит мама, единственный мужчина в доме. Ты должен дров наколоть, печку натопить, воды наносить, за сестренкой и бабушкой присмотреть. Ей очень тяжело дается хотя бы накормить нас. Помогает мамин старший брат, у которого своя большая семья.

Дядя Еремей воевал в первую мировую войну. Был в плену у немцев. Бежал из плена. Умеет делать, по моим понятиям, абсолютно все. Он дарит мне замечательный топорик (видимо, немецкий) и ножовку по дереву. Я пилю, колю дрова и, конечно, быстро соображаю, что можно делать игрушки самому. Молоток, стамеска и щипцы для выдергивания гвоздей нашлись в одном из двух чуланов, оставленных нам за ненадобностью конфискаторами. Один из них превращается мною в мастерскую, где непрерывно идет процесс конструирования и изготовления всевозможных поделок.

Вскоре, без всякой рекламы, появляются друзья (такая же безотцовщина), каждый что-нибудь тащит в общий котел, и кипит работа. Общее неписанное правило – запрещается копировать друг друга. Каждый делает свое.

Идет 35-ый год. Отец – врач лагеря для заключенных где-то в Уссурийской тайге. Начальник лагеря разрешает ему летом месяц побыть с семьей в лагере, и мы втроем едем к нему. Заключенные живут в вагончиках, стоящих на узкоколейке. Днем их увозят на работы и лагерь пуст. Мы живем в отдельном вагончике с начальником лагеря. Днем, играя на улице, я присел в кустах, и вдруг ко мне очень близко подошла большая собака, так близко, что я закрыл глаза, боясь шевельнуться. Она обнюхала меня и спокойно пошла дальше. Вечером рассказал вернувшемуся отцу о собаке. Отец спросил:

- Ты испугался?

Я отвечаю:

- Немного.

- У нас собак нет, их всех задрали волки, но на людей они днем не нападают – летом им в тайге хватает пищи, а ночью одному на улицу выходить не стоит.

Летом 36-го года мы тоже были у отца. Мне уже почти семь, и многое из лагерной жизни стало понятно, но осознаю все это я, конечно, только став взрослым.

Мне восемь лет. Идет 37-ой год. В стране идет невиданный нигде в мире террор, национализм и антисемитизм, и все это под громкий аккомпанемент подхалимов великому вождю всех времен и народов.

Вспомнился случай, чуть было не изменивший всю мою судьбу. Семья тетки Феклисты (как я ее зову – Фёклы), занявшая беззаконно дом моих дедов, застроившая сараями, амбарами и загородками весь двор, для свиней, коров и куриц, все время орет, что жиды мешают ей жить! Фёкла идет закрывать ставни мимо меня по посаженному мной маленькому огороду (десяток кустов картошки, грядки с морковью и луком) и ворчит – у-у-у... - эти жиды, огород возле дома устроили! Видимо, справедливая ненависть, росшая вместе со мной, удесятеряет силы. Я, не задумываясь о последствиях, швырнул топорик ей в голову с такой силой, что потом с трудом его вытащил из торца бревенчатого дома. К моему сожалению (теперь я понимаю, что к счастью) он пролетел мимо Фёклиного уха. Она с помертвевшим лицом осела на землю, а я добавил, что если ещё про жидов услышу – убью! После она боялась ко мне даже приближаться, но иногда я слышал, как, судача с соседками, жаловалась, что этот бандит её чуть не зарубил. Это звание меня не обижало.

Отец вот-вот должен выйти на свободу (ему скостили срок до 5 лет), но вместо этого, мама получает записку от отца. Она плачет, не говоря, что в ней написано, и идет отправлять письмо Сталину. Смешная наивность! Нужны были ему эти миллионы писем! Их тут же отбирает цензура, и они оседают в местных органах НКВД. Только через 40 лет, после посмертной реабилитации отца, я узнаю, что отца судила придуманная Сталиным «тройка». 8 октября 37-го года он приговорен «к высшей мере наказания» якобы за антисоветскую агитацию в лагере. 9 октября приговор приведен в исполнение. Никаких апелляций, никаких высших инстанций не существовало. Бедные большевики замучились стрелять! Не так просто перестрелять 40 миллионов! В записке отца было несколько слов: меня отсылают далеко, писем не будет, прощайте! В НКВД отвечали заготовленными фразами. Ваш муж сослан в Колыму без права переписки! Так шифровался расстрел. И дальше - матом. Так я стал сыном врага народа. Десятки миллионов таких же, как и я мальчишек и девчонок, получили это клеймо на десятилетия вперед. Позднее я понял, что это клеймо еще долго будет мешать нам жить.

Перед нами закрывались двери многих техникумов и вузов, предприятий и заводов. Возможность заниматься политической деятельностью вообще была исключена. Так интерпретировалось органами громогласное заявление вождя «Сын за отца не отвечает!». Но обо всем этом я узнаю гораздо позже, окончив с отличием партийную школу при штабе Тихоокеанского флота.

А пока я учусь в школе, и моя столярная мастерская постепенно превращается в электротехническую. Несколько моих друзей мальчишек и я экспериментальным путем начинаем открывать для себя законы электротехники, электромагнетизма, статического и гальванического электричества, конечно, в силу своих маленьких детских познаний, без количественных определений.

Электромеханическая мастерская, единственная в городе, хорошая материальная база для наших экспериментов и «открытий». Там мы воруем со свалки мотки проволоки, трансформаторное железо, обрезки листовой меди и различные выброшенные электротехнические детали. Наша неуемная фантазия все это превращает в действующие модели всевозможных устройств.

Мне девять лет. Крупно повезло! В соседнем чулане лежит (по-видимому, списанный) коротковолновый приемо-передатчик. Бабушка сдавала геологам чулан на летний период, и они, не заплатив деньги, как бы в залог, оставили ей эту радиостанцию. Осенью, поняв, что геологи не вернутся, мы, конечно, ее добыли и разобрали по частям. Взрослому человеку, видимо, не понять, зачем ломать то, что сделано и работает. Но зато все мальчишки улицы Профсоюзной признали в нас великих изобретателей, слушая, как работают морзянки и РВ-63 без всяких проводов и тарелок репродукторов на наушники. Так началось первое знакомство с радиотехникой.

Страна в это время усиленно готовилась к войне. Это чувствовалось и в разговорах взрослых, и в игре детей. Парни чуть постарше нас воевали настолько серьезно, что дело доходило до поножовщины. Наша Профсоюзная улица воевала с Иркутской, Смолинская с Читинской и т.д.

Но наша лаборатория, в которую парни часто заходили посмотреть на всякие «чудеса», вызывала такое уважение, что «главнокомандующим» улицы был издан приказ: изобретателей не бить и защищать от нападений других улиц. Кроме того, как я теперь понимаю, привычка с детства анализировать свои ошибки и чужие и изобретать свое (пусть не всегда лучшее и правильное) приводит к независимости мнений и к умению справедливо отличать полезное от вредного, и это остается на всю жизнь.

Мне одиннадцать лет. Началась война. Очень голодно. По карточкам 300 граммов хлеба и больше ничего. «Сибирский хлеб» - картошку - тоже не едим, сушим и отправляем на фронт. Едим кожуру от картошки, собираем колоски, лебеду, крапиву и, как лакомство, если достанется, кусочек жмыха.

Решаю зарабатывать продукты фотографией. У соседки погиб сын, она продает «Фотокор» за 170 рублей. Дров и угля нет. Готовят в основном все на керосинках. Груды металлолома во дворе нашей школы так и не отправлены на завод для переплавки. Набираю 10 ломаных керосинок и ремонтирую их.

Все с удовольствием по дешевке их покупают, и мама вскоре вручает мне 170 рублей. Покупаю «Фотокор», но, оказывается, фотографировать, проявлять, фиксировать пластинки и пленки, печатать фотографии не так просто, как ремонтировать керосинки. Учусь, фотографируя все и вся. Получается. Хожу по близлежащим селам - фотографирую. Всем нужны фотографии на фронт. Делаю по 20-30км в день. Через неделю отношу фотографии. Дают за работу у кого что есть: кто картошку, кто кружок молока, кто лепешки. С нагруженным рюкзачком иду домой. Два раза в неделю по утрам ловлю на Селенге рыбу. Несколько переметов, несколько закидушек – ведро рыбы-мелочевки. Мама перекручивает на мясорубке, жарит, варит, но все-таки голодно.

В марте 42-го решил пойти работать, не окончив 6-ой класс, экзамены за который потом сдал экстерном. Знакомый инженер привел меня к начальнику электромеханической мастерской устраивать на работу. Начальник – раненый фронтовик Синицын Георгий Федорович, увидев меня, говорит:

- А я тебя знаю. Ты зачем у нас провод воруешь?

- Трансформаторы делать.

- А ты знаешь, что такое трансформатор?

- Конечно.

- Ну, ладно, возьму тебя учеником автоэлектрика.

Через 2 месяца Г.Ф., несмотря на мои возражения, перевел меня на слесарный участок, затем на обмотку моторов и генераторов. Теперь я понимаю, зачем там обязательно нужны слесарные навыки. Ведь большой мотор или генератор прежде, чем перематывать, надо разобрать, а после перемотки собрать, а идет война, и везде работают одни женщины, им это не под силу. Итак, за 2 года я прошел все имеющиеся в мастерской участки. Был гальваником, монтировал гостиницу к приезду американцев. Летом 44-го у меня был 4-ый разряд слесаря и абсолютно заслуженный 5-ый разряд электрика. Я занимался ремонтом медицинской аппаратуры; высокочастотные диатермии, высоковольтные дарсенвали и рентгеновские аппараты – все везли ко мне. Прикрепили ко мне и ученика – моего ровесника Женьку Дружинина.

Я тогда не понимал, что моя незаменимость вскоре обернется против меня. Сдав экстерном экзамены за 6-ой класс, я через год пошел в 7-ой вечерней школы и, отлично закончив его, отправил документы в Новосибирский электро-техникум связи, осуществлять мечту – стать радиоспециалистом. Идет октябрь месяц, вызова нет. Собираюсь уволиться и ехать в Новосибирск. Г.Ф. отговаривает:

- Заканчивай в вечерней 10 классов и в институт, из тебя получится отличный инженер.

- Нет, пойду в техникум.

- Не отпущу, у меня нет электриков.

Иду к прокурору, прокурор звонит Г.Ф.:

- Ему всего 14, ты не имеешь права его не отпустить!

Еду в Новосибирск. Пришел в техникум. Директор – фронтовик, в форме, но без погон, рядом стоят костыли.

- Я – Макальский. Документы отправил давно, но нет вызова.

Позже мне станет понятно, что ему, фронтовику, может быть не раз видевшему смерть, стыдно сказать мальчишке, что у него приказ «компетентных» органов – детей врагов народа не принимать. Но ведь он-то уже знает, какие это были враги и как многие из них, вырвавшись из лагерей, погибли на войне не за Сталина, а за родину. Все это я узнал позже, а пока я стоял перед ним, как угрызение совести за страну, которую он защищал, не щадя жизни.

Я увидел, как он тяжело поднял голову и глухо позвал:

- Тетя Маша, выдайте ему постель, пусть пока поживет в аудитории, потом что-нибудь придумаем. Удар «органов» он принял на себя. Это был офицер советской армии, наверняка коммунист, Михаил Аронович Юхвидов.

Так из сына врага народа я стал нормальным гражданином СССР, имеющим право на образование. Учеба в техникуме давалась мне легко, к тому же на практических занятиях выяснилось, что у меня 5-ый разряд электрика. Преподаватель был страшно удивлен, когда я за 2 часа смонтировал щиток токарного станка. Он пошел к директору, чтоб меня оформили к нему лаборантом. Мне это было весьма кстати, прожить в войну на стипендию было невозможно. К тому же, мой опыт электрика был нужен каждому в нашей группе радиопередающих устройств, состоящей из 18 фронтовиков, 3-х женщин радиозавода и 3-х 15-летних мальчишек, включая меня.

Немного позже я стал еще лаборантом радиолаборатории, это дало мне возможность заняться радиолюбительством. Война шла к концу, но радиоприемники, отобранные у населения еще в начале войны, были страшной редкостью, и возможность сделать приемник была просто счастьем. В 45-ом со вторым из мальчишек нашей группы Игорем Колотыгиным мы собрали два приемо-передатчика УКВ диапазона и наладили связь между Центральным и Заельцовским районами. Только через 60 лет я случайно узнал от Алика Усова, заядлого радиолюбителя, сотрудника ИЯФ, что это зафиксировано в радиоклубе Новосибирска, как первая связь на УКВ в Новосибирске. Но об этом немного позже, а пока я ищу угол, где можно жить, и случайно в Верхней Ельцовке попадаю в воровскую «малину». Живу бесплатно, помогая хозяйке тете Дусе по хозяйству, в комнате 5м2, сделанной в подполье, даже с окошком, выходящим прямо к речке. У меня всеволновый приемник, и тетя Дуся с удовольствием слушает весь мир. Я делаю приемо-передатчик УКВ, и мы с Игорем переговариваемся и гоняем друг другу пластинки. Вскоре начальник радиоклуба и военрук техникума майор Гершевич вызвал нас и объявил, что военные нас слышат, но пока не могут запеленговать. Либо прекращайте работу, либо «перелазьте» еще короче. Имевшиеся в нашем распоряжении лампы, хоть они и были смонтированы прямо в антеннах, в более короткий диапазон «перелезть» не позволяли. Пришлось закрыться.

К тому же у меня появилось новое увлечение. В авиатехникуме перед самой войной был построен хороший спортзал. Естественно, все мальчишки того времени хотели стать сильными и пойти воевать. Но воевать нам не пришлось - закончилась война, а вот стать сильными возможность появилась.

Раненый в ногу демобилизовался и приехал в родной Новосибирск чемпион России по боксу Владимир Иванович Богульский. Маленького объявления было достаточно, чтобы человек 50 мальчишек ринулись в спортзал. Не знаю, по каким признакам он нас отбирал, но, построив всех и пройдя по строю, сказал: «Ты, ты, ты ... останьтесь, остальные можете идти». Так я стал заниматься боксом. Он хотел и мог сделать из нас чемпионов. Это хорошо подтвердилось в Красноярске в 47-м году на первенстве Сибири и Дальнего Востока по боксу. Первенство судил друг В.И. – абсолютный чемпион СССР Николай Королев.

Итак, это 45-ый год. Я хорошо живу у тети Дуси. Однажды люк (дверь) моей комнаты открывается и два парня, как мне показалось, моего возраста, спускаются ко мне. Не здороваясь, один из них говорит:

- Мама сказала, что у тебя хороший приемник, дай послушать.

Начинаю понимать, что это сын тети Дуси, Коля.

- Конечно, слушайте.

Обращаю внимание, что парни одеты «с иголочки», это в такое-то время. Хромовые сапоги, драповые пальто, кожаные шапки. Где же они работают? Но ответ на мой мысленный вопрос тут же проясняется.

- Мама сказала, ты все умеешь делать. Пистолет можешь отремонтировать?

- Не пробовал, но работал слесарем, наверное, смогу.

Так состоялось первое знакомство. Парням я, наверное, понравился и главарь банды Толян (а это была именно банда) предложил мне пойти к ним. Я, конечно, отказался. У меня совсем другие планы, но заказы, которые мне давали, пришлось выполнять, ведь за квартиру я платить не мог. Я точил ножовки по дереву, заправлял сверла, делал и точил выдерги, словом, весь инструмент, которым можно ломать дерево. Все это я делал в мастерской техникума, имея в своем распоряжении и инструмент, и нужные станки. По обрывкам разговоров, по инструменту, по наблюдениям, как к тете Дусе приходят по одной (очень ненадолго) женщины, видимо, отдавая деньги, я составил схему их «работы». Получалось так: в Барабинске, где загружаются товарные составы, идущие на восток, работала одна группа (скорее всего, ж.-д. милиция), которая давала сведения, что в каком вагоне едет. В Новосибирске, на «тягуне» (пологий и длинный подъем) от ж.-д. вокзала до завода им. Чкалова, где слабенькие паровозы идут очень медленно, вторая группа рассыпается по нужным вагонам и выпиливает, выламывает большие проемы в тамбурах. Третья группа, думаю, в районе Березовой рощи (где железная дорога проходила по незастроенному массиву), ящики со сливочным маслом, консервами, тюки мануфактуры и т.д. выбрасывает на насыпь. Там стоят люди, все это собирают и реализуют. Дальше – дели только деньги! Очень скоро я понял, что есть еще одно звено в этой цепочке, это понимание мне стоило дороже всего остального.

Однажды, часа в 3 ночи, я, как всегда, что-то паял. Люк моего жилища быстро открылся и Толян, кубарем скатившись по лестнице, ловким ударом ноги распахнул окошко и выпрыгнул к Ельцовке. Не успел я опомниться от неожиданности и изумления, как в открытый люк скатился мент и тоже прыгнул в открытое окно. В ту же секунду мне сверху скомандовали «Руки вверх!» и дуло пистолета подкрепило эту команду. Второй мент быстро надел мне наручники, и через минуту я сидел в «воронке». Кроме меня никого не было. Дальше события развивались в темноте, но это не помешало все хорошо запомнить. Везли недолго и бросили в какой-то сырой и темный погреб или подвал. Щелкнул замок, и у меня появилось время определиться со своими мыслями. В то время люди часто исчезали неизвестно куда. Днем никто меня не трогал, не давали ни пить, ни есть, параши тоже не было. Ночью потащили на так называемый допрос. Все было не так, как показывают теперь в кино.

В небольшой комнате под портретами Ленина и Дзержинского за столом младший лейтенант. Два здоровых парня в штатском. После слов лейтенанта «Говори, что видел, что знаешь» и моего за день заготовленного ответа – «Ничего не видел, ничего не знаю. Я студент, снимаю комнату» (Я твердо знал, что в комнате никаких улик они не найдут. Также я понял, если я скажу, что я видел, то меня больше никто не увидит) - парни били меня, не очень квалифицированно. То ли просто тренировались, то ли получили приказ меня не убивать, кости не ломать. Под утро меня оттащили к ипподромскому рынку и выбросили. Я понял, что это милиция, расположенная напротив рынка возле ипподрома.

Потемну добрался до дома. Тетя Дуся, прикладывая мне примочки, расспросила, что я говорил в милиции. Успокоившись, что я ничего не сказал, пошла спать. Оказывается, Толика поймали, но через несколько дней выпустили. Его не били и, судя по всему, ловили, чтобы получить с него деньги. Так состыковалась моя схема работы банды и милиции. Мне стало ясно, что не вступить в банду я смогу только если сбегу. Побродив по Заельцовке и попав в несколько курьезных историй, я понял, что бежать мне некуда.

Мой напарник из секции бокса, студент авиатехникума, сказал мне, что в их комнате есть одно свободное место, но в комнате сейчас семь человек. Выбирать мне не приходилось. Директор авиатехникума, где на 4-м этаже был и наш техникум, спросив, что я умею делать, предложил работу уличного монтера по обслуживанию телефонных воздушек, которых было много на коммутаторе в 100 номеров. Я, конечно, с радостью согласился и стал восьмым жителем в комнате общежития авиатехникума.

О нашей комнате в подвальном помещении дома на Красном проспекте 102, стоит сказать несколько слов. Все парни в комнате, кроме нас с Санькой, были взрослыми, очень интересными и спортивными. Володя Гордеев – чемпион Балтики по гимнастике - в стойке на руках проходил весь 50-тиметровый коридор техникума. Володя Ласьков – Алтайский богатырь из Белово – мог любого из нас, схватив за пояс, поднять над головой, как котенка. При этом он скромно говорил, что это легко, что его отец вагонный скат в 300 кг на грудь поднимает! Коля и Ваня хорошо играли в волейбол, волейбольная площадка во дворе была прямо над нашими подвальными окошками. Мы с Санькой очень хорошо вписались в эту спортивную комнату.

Моя учеба в техникуме пошла еще интересней. Конечно, как у любого студента, учившегося в то послевоенное время карточной системы, всевозможных жульнических компаний и банд вроде «Черной кошки», было много смешных историй и приключений. Учеба подошла к концу и я, получив диплом с отличием и 2-ой разряд по боксу, был направлен на работу в г. Кызыл.

Здесь кстати заметить, что министерство авиации запросило министерство связи направить на работу в СибНИА 5 человек, окончивших техникум с отличием. Им в этом отказали. И в министерстве связи радиоспециалистов не хватало. В это время мама прислала письмо, что складываются очень плохие семейные обстоятельства и, если я смогу, то надо приехать в Улан-Удэ. Решив, что для Москвы нет разницы, в какую «дыру» заткнуть специалиста, я поехал в Улан-Удэ. Начальник связи Бурятии очень обрадовался моему выходу на работу. Срочно нужен был техник на «глушилку», но не долго «поглушил» я голос Америки. Приехавшая с Тихоокеанского флота комиссия повернула мою жизнь в другом направлении.

Всех призывников после медкомиссии построили и увели. Меня почему-то не выкликали, я решил, что комиссия меня забраковала, но оказалось все не так. Один из офицеров подошел к врачу, о чем-то поговорил и сказал другому: «Его сразу к Торгунакову», а мне: «Завтра к 16-ти часам подойдешь сюда с вещами. Не опаздывай! Документы твои останутся здесь». Во Владивостоке один из офицеров привел меня на 33-ий причал в радиомастерскую ТОФа. Подошедшему к нам старшине сказал: «Доложи старлею, что я привез ему призывника». Так началась моя служба на флоте. Через 2 месяца мне присвоили звание старшины второй статьи без учебного отряда. В радиомастерской работало 22 вольнонаемных радиомастера, но большая часть их всегда была в разъездах. Мы обслуживали не только флот, но и всю береговую оборону, которая была основной силой ТОФа. Во многих секторах БО были свои радиомастерские и роты связи, но при сложных дефектах и поломках на приемо-передающих центрах всегда вызывали нас. Мои знания электро- и радиотехники сразу пришлись к месту в мастерской. Иван Николаевич, так звали старлея, увидев, как частенько мастера обращаются ко мне с вопросами, сказал:

- Я договорился в штабе, будешь зампотехом. Я вижу, у тебя теория от зубов отскакивает. Попробуй заниматься с мастерами полезной им теорией.

Оказалось, что организовать такие занятия не так-то просто. Наши мастера мотались по всем «коробкам» флота и по побережью, поэтому организовать лекционные занятия было невозможно. Я придумал способ их учебы прямо на конкретных дефектах (поломках), которые выявлял мастер у поступившей к нему аппаратуры. Дефект разбирался с подведением теоретических основ его возникновения, разбором способов его устранения и профилактики в будущем. Некая статистика дефектов на определенных станциях позволяла внести коррективы в заводские схемы и устранить эти дефекты навсегда. Все это с интересом обсуждалось, мастера становились грамотней, а я, сам того не замечая, постепенно превратился в консультанта и технического руководителя мастерской.

Вскоре после моего прихода в мастерскую я заметил, что некоторые задания мастерам дает непосредственно замполит, который, видимо, изучив мою анкету, долго сомневался, можно ли допустить меня к спецзаданиям. Увидев, как я быстро во всем разобрался, он понял, что по той аппаратуре, которая попадает к нам с поломками, я все равно пойму, где эта аппаратура использовалась и зачем. Вызвав меня однажды, сказал: прочти вот это и распишись. Спецзадания действительно были секретными, но не для специалиста.

Теперь уже кое-что можно рассказать, как давно пройденную историю. Водолазы доставляли нам аппаратуру со «случайно» упавших у побережья американских бомбардировщиков. Вскоре в газетах появлялась ответная нота Советского правительства - «Б-29 нарушил советскую границу и, не подчинившись требованию звена истребителей следовать за ними, ушел в сторону моря». Все было действительно так. Только сторона моря была у нашего берега. Но возразить американцам было нечего.

Частенько в мастерскую офицеры флота приносили гражданские радиоприемники и начальство не запрещало их ремонтировать. Может быть, гражданской радиомастерской во Владивостоке и не было. Для нас это была интересная практика. Командование флота было очень довольно работой мастерской. Я приобрел неоценимый богатейший опыт не только в технической радиотехнике, но и опыт работы с людьми. Правда, свободного времени у меня практически не было. Два отпуска по второму и по четвертому году я провел тоже в делах. Один в Кронштадте, принимая аппаратуру для ТОФа, с отдыхом в Ленинграде. Второй в Улан-Удэ, сделав за месяц шикарную по тем временам радиолу из американских деталей.

2-й разряд по боксу давал мне право быть в команде флота, но тренироваться было некогда, и особых достижений я не имел. Очень яркое впечатление с воспитательной точки зрения у меня оставил приезд Королева. Он приехал судить первенство флота и Приморского края по боксу. Его показательный бой с нашим тяжеловесом Лемехой он провел так, чтобы соперник понял все свои ошибки. На секции он рассказал нам, как они вместе в Владимиром Ивановичем Богульским воевали в партизанском отряде. Очень четко объяснил нам, почему бокс дает все самые нужные качества мужчине, как человеку. Да! Это был не только абсолютный чемпион СССР – это был настоящий учитель.

52-й год для меня был знаменательным еще и тем, что я с отличием окончил двухгодичную партийную школу при штабе ТОФа. Она была создана раньше под эгидой адмирала флота Николая Герасимовича Кузнецова и давала возможность желающим более вдумчиво изучить труды классиков и фактическую историю ВКП(б). Хотя для формального получения удостоверения об окончании школы, которое многих устраивало, достаточно было только сдать краткий курс истории ВКП(б), одобренный Сталиным. 5 марта 53-го года, работая по спецзаданию в одном из секторов БО, получаю шифровку из штаба флота от приятеля – кончился великий вождь.

Окончив школу, я твердо решил в партию не вступать. К демобилизации в 53-м году у меня было звание главстаршины и, можно сказать, сыновьи отношения с начальником связи флота. В начале августа он подошел ко мне и без обиняков сказал:

- Иосиф, я договорился с командующим, тебе присваивают техника-лейтенанта и ты остаешься официальным техпомом.

Видимо, он был твердо уверен, что такое соблазнительное предложение не может быть отвергнуто.

- Василий Самойлович! У меня совсем другие планы. Я решил учиться дальше, еду поступать в институт.

Видно было, что он не ожидал такого ответа. Не сказав ни слова, он ушел. Мне очень жалко было старика, но я уже твердо решил учиться дальше. Через 10 дней он вызвал меня к себе.

- Я договорился с командующим, тебя назначают начальником мастерской со званием старлея, Торгунаков идет на повышение.

- Василий Самойлович!

Он знал мое упрямство и не дал мне договорить. Нервы сдали.

- Дурак! У тебя блестящая карьера! Через 2 года – ты капитан-лейтенант, военная академия и ты начальник связи флота! Я свое отслужил!

Конечно, я понимал, что я его поставил в дурацкое положение перед командующим, но что было делать, мне действительно не нужна была эта карьера, и 23 августа я демобилизовался.

Приехал домой в Улан-Удэ. Поискал, поискал работу – ничего подходящего. Зять предложил съездить на 99-й авиазавод. Оформился в кадрах без определенного назначения. Начальник отдела кадров сказал, что директор лично смотрит дела демобилизованных. Действительно, через день меня вызвал директор. Перед ним лежало мое личное дело.

- Просмотрел твое личное дело. Предлагаю на выбор принять либо электро-, либо радиоцех.

- Я не хочу быть начальником цеха. Мне надо срочно поступить в заочный Томский политехнический институт.

- Ну и поступай. Я же тебя не спрашиваю, хочешь ты или не хочешь быть начальником. Я тебе предлагаю выбор и сейчас же пишу приказ.

Зная положение о правах демобилизованных (в течение 3-х месяцев выбирать место работы), я тут же пишу заявление на увольнение. Директор понимает, что перегнул и убеждает меня остаться, но я понимаю, что через 3 месяца он спрашивать меня не будет, и увольняюсь.

Сложившиеся семейные обстоятельства и отсутствие интересной работы толкают меня ехать в Новосибирск. В СибНИА в отделе кадров, позвонив в лабораторию, предлагают должность младшего техника с окладом 600руб. и общежитие почти рядом. Тут же узнаю о вечернем факультете НЭТИ при заводе Чкалова. Маленький оклад меня не смущает – одному хватит, хотя главстаршиной я получал 560руб. на всем готовом. Так я начинаю с нуля свою гражданскую «карьеру». В лаборатории разрабатывают и создают приборы и автоматы для снятия статических и динамических характеристик самолетов и других летательных аппаратов.

Работа интересная, а мои знания радиотехнических устройств позволяют мне сразу включиться в хороший дружный коллектив под руководством доктора технических наук, капитана сборной Новосибирска по волейболу, перворазрядника по шахматам, пришедшего с войны в звании капитана, в общем, замечательного человека – Михаила Петровича Цапенко.

Учусь в институте. Быстро иду на повышение по работе и, отлично закончив 2 курса, понимаю, что пора жениться (ведь уже 26!). Женюсь. Свадьба в общежитии. Снимаю комнатку 6м2 в частном доме, тесновато, но нам хватает. Жена заканчивает заочный политехнический институт, все идет нормально.

И, как всегда бывает, вдруг - несчастный случай на строительстве в СибНИА, где все эпизодически работали на стройке зала для статических испытаний больших самолетов. Мы разгружаем с машины бетонные подоконники весом 80кг, один вырывается из рук стоящих на машине. Мгновенная боксерская реакция - и ноги мои спасены. Плитку снимают с моих рук, но разогнуться я не могу. Растянуты все мышцы и внутренние связки на животе. Скорая привозит меня в 12-ую больницу Дзержинского района. Рассказываю, хотя и так видно «живот беременной женщины». Немолодая врач кладет меня на операционный стол и ... удаляет мне аппендикс, конечно, не воспаленный. Пожизненное «спасибо» дорогому доктору! Через неделю после такой операции все прыгают и скачут, а я полгода валяюсь по больницам, завуалирована основная болячка. Не могу ни сидеть, ни ходить! Инвалидность, белый билет и т.д. Жена плачет – вышла замуж... Решаю покончить с этим жалким существованием, но находится один честный врач немец. Он мне объясняет:

- Мы не умеем восстанавливать внутренние связки, а бабки в деревнях раньше это умели.

Врачей в нашей стране за безответственность не судили, а вот найти «знахаря» или «знахарку» мы пытаемся тщетно. Наконец повезло! Девяностолетняя бабушка говорит:

nachalo-telefonnogo-razgovora-gde-i-kto-dolzhen-vstrechat-posetitelya.html
nachalo-uchebnogo-goda-2010-2011g-plan-raboti-kolledzha-na-2010-2011-uchebnij-god-kemerovo-2010.html
nachalo-vtorogo-perioda-rodov-zdorovij-obraz-zhizni-isbn-5-88782-005-5.html
nachalo-yanvarya-alatirskaya-gorodskaya-uprava-v-pisme-v-simbirskij-gubernskij-rasporyaditelnij-komitet-uvedomila.html
nachalo-zhiznennogo-puti.html
nachalos-minakov-v-i-komandiri-krilatih-linkorov.html
  • diploma.bystrickaya.ru/zlobin-sp.html
  • books.bystrickaya.ru/chrezvichajnim-situaciyam-i-likvidacii-posledstvij-stihijnih-bedstvij-stranica-8.html
  • studies.bystrickaya.ru/k-voprosu-ob-izuchenii-problemi-duhovnoj-situacii-rossii-konca-xix-nachala-xx-vv-na-urokah-literaturi.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/vozdushnie-i-kabelnie-linii-v-f-manujlov-docent-kafedri-ets.html
  • knigi.bystrickaya.ru/rekomendacii-i-instrukcii-po-sostavleniyu-dokumentov-i-sboru-materialov-portfolio-ili-papki-lichnih-dostizhenij-uvazhaemie-starsheklassniki.html
  • tasks.bystrickaya.ru/-2-voennosluzhashij-kak-subekt-ugolovno-ispolnitelnih-otnoshenij-pravovie-osnovi-ispolneniya-ugolovnih-nakazanij.html
  • college.bystrickaya.ru/3-tipichnie-mneniya-o-tom-kak-iskorenit-dedovshinu-1-sluchai-iz-zhizni-i-politika.html
  • pisat.bystrickaya.ru/u-posolstva-ssha-v-moskve-zavershayut-amerikanskoe-shou-vzaimodejstvie-gosdumi-s-federalnimi-organami-10.html
  • shkola.bystrickaya.ru/rabota-s-besplatnim-obyazatelnim-ekzemplyarom-dokumentov-deyatelnost-kemerovskoj-oblastnoj-nauchnoj-biblioteki.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-8-kontrol-za-finansovo-hozyajstvennoj-deyatelnostyu-obshestva-kodeks-korporativnogo-povedeniya.html
  • bystrickaya.ru/vposlednee-desyatiletie-v-rossii-bistro-razvivaetsya-industriya-turizma-poyavlyayutsya-novie-gostinici-turistskie-kompleksi-turoperatorskie-i-turagentskie-firmi.html
  • tasks.bystrickaya.ru/-zasedanie-soveta-palati-gorodskih-i-selskih-poselenij-proshlo-v-yurginskom-rajone.html
  • literature.bystrickaya.ru/celevie-pokazateli-realizacii-programmi-programma-modernizacii-sistemi-professionalnogo-obrazovaniya-vladimirskoj.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/poyushie-v-politike-interfaks-httpwwwinterfaxru-26052008-grizlov-b-v-monitoring-smi-27-maya-2008-g.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/analiz-upominaemosti-v-smi-romir-i-konkurentov.html
  • turn.bystrickaya.ru/pol-redakciej-doktora-filosofskih-nauk-professora-ch-s-kirvelya-stranica-33.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/posobie-po-domashnemu-chteniyu-angl-yaz-po-romanu-s-moema-the-painted-veil-izd-vo-rudn-325-p-l-2002-posobie-po-domashnemu-chteniyu-angl-yaz-po-romanu-d-selindzhera-the-catcher-in-the-rye-izd-vo-rudn-35-p-l-2002.html
  • turn.bystrickaya.ru/opredeleni-glavnie-ugrozi-dlya-rossijskogo-telekoma-gosduma-rf-monitoring-smi-1-iyunya-2006-g.html
  • holiday.bystrickaya.ru/nesie-blmn-kndelkt-operaciyalarin-izmet-krsetu-bojinsha-ske-asiru.html
  • turn.bystrickaya.ru/osnovnie-ponyatiya-ob-elektricheskoj-cepi-stranica-9.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/o-vnesenii-izmenenij-v-zakon-altajskogo-kraya-o-socialnom-obsluzhivanii-naseleniya-v-altajskom-krae.html
  • school.bystrickaya.ru/bileti-dlya-podgotovki-k-ekzamenu-po-himii-dekabr-2000.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/vakcinoprofilaktika-pravda-i-predrassudki.html
  • thesis.bystrickaya.ru/poyasnitelnaya-zapiska-rabochaya-programma-uchebnogo-predmeta-inostrannij-yazik-razrabotana-na-osnove.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/v-a-vasenev-osnovi-bezopasnosti-zhiznedeyatelnosti.html
  • tasks.bystrickaya.ru/110-integraciya-konfliktnih-ubezhdenij-dilts-r-d46-strategii-geniev-t-zigmund-frejd-leonardo-da-vinchi-nikola.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/ustanovka-tajmera-rukovodstvo-po-ekspluatacii-bvek-438150-005re.html
  • turn.bystrickaya.ru/pervie-vstrechi-obshaya-obstanovka.html
  • knigi.bystrickaya.ru/saba-zhospari-tairibi-nmderge-densauli-satau-organdari-bektetn-talaptar-orshaan-orta-zhne-auilsharuashilii-pn.html
  • abstract.bystrickaya.ru/13-fevralya-2013-goda-bolshinstvo-lyudej-na-zemle-tak-i-ne-uvidit-kak-iz-malenkoj-iskorki-na-zemnom-nebe-virastet-ogromnij-yarkij-shar-diametrom-chut-bolshe-sol-stranica-9.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/korolkova-anna-vladimirovna.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-k-diplomnomu-proektirovaniyu-dlya-studentov-specialnosti-190601-avtomobili-i-avtomobilnoe-hozyajstvo.html
  • college.bystrickaya.ru/2-veroyatnost-dozhit-do-opredelennogo-perioda-vremeni-programma-uchebnoj-disciplini-lichnoe-strahovanie-obrazovatelnaya-programma.html
  • writing.bystrickaya.ru/a-gamilton-i-amerikanskaya-konstituciya-chast-13.html
  • thesis.bystrickaya.ru/prinyav-nazvanie-zhivopisca-stranica-12.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.