.RU

Москва «молодая гвардия» 1987 - страница 24


А и В, помещенные на столе на известном расстоянии друг

379

от друга, и что в то время, когда шар А остается в по­кое, шар В приводится в движение Невидимой Рукой (так и написано. — В. К.) по направлению к шару А. Наблюдатель, обнаруживший это движение, но не причи­ну его, скажет, что шар В, конечно, стремится к центру шара А... Но... я полагаю, он не может заключить... во­преки своему пониманию и наблюдению, что шар А дол­жен также двигаться по направлению к шару В и встре­тить его в общем центре тяжести обоих тел... До тех пор пока это возражение не будет выяснено, я не возьмусь возражать кому-либо, кто станет утверждать, что Вы из­мышляете гипотезы».

Идея Котса довольно прозрачна. Если движением пла­нет управляет «имматериальный живой дух», Невидимая Рука (не случайно эти слова начаты с прописных букв), взаимность притяжения исключается и третий закон Ньютона неверен. Теология вступала в противоречие с физикой. Исходя из этого, Коте отказался писать преди­словие.

Ньютон даже развеселился. Ему ничего не стоило, конечно, убедить своего молодого ученика в ошибках. Он показал ему на цифрах, как сильно Луна влияет на Зем­лю. И Коте согласился. Или сделал вид, что согласился. Но Ньютон теперь отказывался читать предисловие Котса!

^ Ньютон — Котсу

«...Если Вы напишете какое-либо предисловие... я не должен его видеть, так как думаю, что меня потребуют за него к ответу...»

В предисловии Котса предаются анафеме и вечному забвению и декартовские вихри, и лейбниц&вские мона­ды. Оно совершенно не напоминает стиль писаний Нью­тона. Это бурное аллегро перед спокойным анданте нью­тоновского Opus Magnum. Оно гораздо более романтично, одухотворенно и страстно, чем научные труды Ньюто­на, отличающиеся обстоятельностью и строгостью. Коте горячо, гораздо горячее, чем следует, защищает Ньюто­на от обвинений в атеизме. Разъясняя позицию Ньюто­на или, точнее, то, что он считает нужным принять за позицию Ньютона, Коте не боится сильных выражений:

«...Превосходнейшее сочинение Ньютона представля­ет вернейшую защиту против нападок безбожников, и нигде не найти лучшего оружия против этой нечестивой шайки, как в этом колчане».

380

Да, отнюдь не случайно Ньютон отказался читать пре­дисловие Котса! Он хотел быть защищенным и в то же время не хотел бы подписываться под тем, что скажет fiotc — а что он скажет, Ньютон себе представлял. И все же Ньютон в конце концов прочел предисловие — и остался очень недоволен им. Оя пдлагал, что Коте вез сделает тоньше.

Ньютон был недоволен и самим Котсом, его поведе­нием, его непониманием очевидных вещей. Ньютон по­рыскал в столе и нашел подготовленный уже к отправке в типографию черновик своего, авторского предисловия ко второму изданию, где было восхваление «ученейшего господина Роджера Котса, его помощника, исправившего ошибки и посоветовавшего ему пересмотреть некоторые пункты». Ньютон вымарал все эти лишние слова и пол­ностью изгнал Котса из истории. Осталась лишь одна весьма постная фраза упоминания о Котсе в одном из незначительных параграфов массивного труда.

Недовольный Котсом, Ньютон никак не вознаградил его за труды, ничего не заплатил ему и не поблагодарил ни устно, ни письменно. Коте, естественно, обиделся. Уязвленный, он послал Ньютону длинное письмо о том, что Ньютон должен наконец отдать слишком долго за­державшиеся у него — с 1708 года — часы, заказанные им некогда для новой обсерватории в Тринити (через неделю часы были отправлены).

Ньютон тоже обиделся и не помог Котсу, когда тот мог получить хорошее место директора школы в Чартер-хаус. Когда Коте скоропостижно умер в июне 171.6 года в возрасте 33 лат, Ньютон отозвался о нем очень высо­ко: «Если бы он жил, мы бы, могли узнать еще что-ни­будь». Но он не ударил и. пальцем о палец, чтобы помочь издать посмертное- издание трудов; Котса, хотя имел для этого большие возможности.

Второе издание было окончено печатью и переплете­но 18 июня 1713 года. В конце июня о выходе книги уз­нал и Ньютон.

^ Бентли — Ньютону, 30 июня 1713 года , «Наконец-то Ваша книга счастливо рождена, и я вновь благодарю Вас за то, что Вы предоставили мне честь быть ее проводником по всему миру».

Тираж книги составил семьсот экземпляров. Ньюто-'

381

ну было бесплатно предоставлено шесть. Для Ньютона это было весьма удобно, поскольку он оправдывался ма­лым количеством полученных им экземпляров, чтобы, например, не послать книгу Иоганну Бернулли.

Составленный Ньютоном рекомендательный список адресов для рассылки «Начал» содержал около 70 лиц и учреждений. Первыми в этом списке обозначены: «б — царю для него самого и для главных библиотек Моско-вии». Экземпляр, переплетенный в телячью кожу и тис­ненный золотом, Ньютон преподнес королеве. Три экзем­пляра ушли во Францию.

Книга оказалась довольно сложной. Читать ее могли немногие. Вольтер писал: «В Лондоне мало кто читаег Декарта, чьи работы стали бесполезны, но немногие чи­тают и Ньютона, поскольку, чтобы понять его, нужно быть весьма ученым человеком». Но, несмотря на слож­ность книги, выпущенных экземпляров оказалось явно недостаточно, и уже в 1714 году в Амстердаме появи­лась первая перепечатка второго издания, а в 1723 го­ду — вторая.

^ СЛАВНЫЕ ВРЕМЕНА

Теперь, когда его основные враги умерли, важные де­ла сделаны, болезни еще не мучили, а слава — тепло грела, он стал гораздо менее раздражительным и угрю­мым; напротив, он стал приветливым, словоохотливым, с ним стало приятно беседовать. Исчезла диковатость и постоянная озабоченность юности, колючее самолюбие зрелого возраста. К нему стекались ученики и посетите­ли, встречавшие самый радушный прием.

Его обязанности были необременительны. Два раза в неделю он ездил на Монетный двор, раз в неделю — в Королевское общество. В другие места, города и страны он не стремился; излишне говорить, что он никогда не был за границей. Самым далеким его путешествием была поездка к Кейллу в Оксфорд, куда он впервые попал в возрасте 78 лет. В конце жизни былые опоры с Флем-стидом и Лейбницем мало занимали его, и он иногда с теплотой вспоминал, как они с Флемстидом когда-то игра­ли по утрам в трик-трак.

Из дома он выходил все реже. Собрания Общества становились все более эпизодическими, да и те понемно­гу стали отдавать скукой. И частота, и научный уровень

382

собраний медленно, но верно тянулись к нулевой отмет­ке. Прекратились демонстрации физических опытов. Ссы­лаясь, на малое жалованье, ушел с должности демонстра­тора Дезагюйе. Однажды Стэкли прочел полученное от­куда-то сообщение о том, что у женщины 66 лет взамен выпавших зубов выросли новые. Ньютон тут же вспом­нил подобный же случай, происшедший в Кембридже, и долго, с подробностями рассказывал его. Одно из засе­даний он посвятил, рассказывая Обществу о собаке, имев­шей на глазу катаракту, другое — рассуждениям о том, почему свежая колодезная вода негодна для поливки ово­щей. На третьем долго размышлял о том, что некоторые частицы воздуха являются необходимым условием рабо­ты сердца. Доказывая это, он приводил данные о прове­денных им вивисекциях собак. Он поведал также о при­мечательном эксперименте, произведенном им когда-то в кухне Тринити-колледжа, забыв, что рассказывал об этом увлекательном эксперименте раньше, и не раз.

Видно было, что Ньютон сдает. Он все реже и реже вскидывался и начинал горячо спорить, а если уж гово­рил о чем-нибудь, то чаще всего — о своих кембридж­ских годах и экспериментах. О Вулсторпе и Грэнтэме он вспоминал редко.

В Минте снижение активности Ньютона сказывалось меньше — помогала жесткость и неповоротливость бю­рократической машины, которая им там была налажена. Ньютон держал Минт в руках до самых последних дней, хотя поговаривали, что начиная с 1725 года он вряд ли хотя бы раз побывал в Минте.

В последние годы жизни за Ньютоном стала заме­чаться склонность к некоторой сентиментальности. Кон-дуитт вспоминал: «Печальные истории часто вызывали у него слезы; его крайне шокировали всяческие акты жестокости к людям или животным. Сострадание к ним было одной из любимых тем его разговоров, так же как проблемы доброты и человечности. Свои нередкие слезы он оправдывал просто: «Господь не зря снабдил челове­ка слезными железами».

В свои последние годы он много времени проводил с Китти, своей внучатой племянницей, играл с ней в сво­ем кабинете. Китти через полвека вспоминала о Ньютоне как о приветливом старичке, читавшем без очков напи­санное даже самыми маленькими буковками и любившем детскую компанию.

В поисках родного тепла он вновь и вновь возвращал-

383

ся в Грэнтам, к местам своего рождения и детства. Гово­рят, попадая на деревенские пиры, он незаметно садил­ся сбоку и сидел в одиночестве до тех пор, п&кв его не узнавали. Он не упускал случая посетить свадьбу любо­го, даже самого дальнего своего родственника. Там он освобождался от дум, был свободен, приятен, ничем не скован.

1722 год — год «первого звонка». Началось с подаг­ры, впервые давшей Ньютону знать о себе в его весьма зрелом возрасте.

— Признак долгой жизни, — говорили и при Ньюто­не, и за глаза его домочадцы, знакомые и врачи: позднее наступление подагры считалось тогда добрым предзнаме­нованием, намеком на долголетие. Но подагра была лишь началом. С нее начались остальные старческие неприят­ности — с легкими, с мочевым пузырем, да мало ли с чем!

Именно в тот год он решил подготовить новое издание «Начал». Вообще в последнее время он, наученный горь­ким опытом, стал более ревностно относиться к своим публикациям. В 1706 году Монтегю выпустил свои «Лек­ции», содержащие старые лукасианские лекции Ньюто­на. В 1707 году вышел сборник математических работ Ньютона под названием «Универсальная арифметика».

Год 1720-й ознаменован выходом английского пере­вода «Универсальной арифметики» — его выпустил Раф-сон, через два года вышло второе латинское издавие, за печатанием которого следил молодой 'математик Мэчин. Ньютон просил его написать и предисловие к книге, но тот в течение трех лет так и не выполнил своего обеща­ния, после чего Ньютон сделал вывод о том, что он, види­мо, плоховато анает алгебру.

Нельзя было далее медлить с новым изданием «На­чал». Уже и второе "издание стало редкостью. Конти­нентальные философы настояли на его перепечатке в Ам­стердаме — между вторым и третьим латинскими изда­ниями в Англии вышло два латинских издания на конти­ненте. Ньютон уже много лет исподволь делал на тексте второго издания свои пометки. По его проснбе произво­дят новтае эксперименты, наблюдения и расчеты. В 17.19 го­ду Дезагюйе по настоянию Ньютона уточнил в соборе святого Павла эксперименты Галилея; он сравнивал ско­рость падения свинцовых шаров пяти дюймов s диамет-

334

ре с падением легших, полых сфер того же разм&ра. as бычьих пузырей.

Ньююн чувствовал, что при подготовив; третьего изда­на» ему уже пикам не обойтись без помощника. И тут судьба снова иослаяа ему того,, кто был; необзьодим имен­но сейчас, — Генри Пвмберздша, молодого недика, ездив­шего аа на-укой в Голлаядию, в Лейдея, н йургаве: Еще там;, в «Нижних, аежляхд, Пембертон. довольно, легко, ваик

в содержание- «Начал»,, аатаад разобрался,' в; исчисления а квадратурах-.

Пембертаа был пренрасныж математиком. Он был од­ним из тех, кто решил, хотя а на иояяосг.вю,- я-ейбницев-

сную задачу — вызов английскому флагу и, йыотону

ладно..

Нембертон не терял, ни одной возможное™; посрамить врагов своего' щвиира. — ЬЬыатона: Особенно ему удаяись опровержения опровержений Ньютона' со сворены: про­фессора Ивлеяис из Падун». Пояеди изготовим! «apex» — деревянаюй; шар' еа свинцовым ядром; с удельным весом, равным удельному весу воды.. Бросив «ореж» в реяу, Но^ лени наблюдая евог отатаваяиа о.т течения рани,, что,- по его мнению, полностью опровергало тезис йываюда об одинаковой скорости вихря и планеты. Пембертон напи­сал весьма остроумное эссе — доказательство неправоты Нюзгели,. «Беликова' сэра Исаака йыажона» можно было всяретить и. эссе буквальна на важдой' втраяице;

Доктор; Ричард. Мид; дуо же- подавал рукопись «вели­кому сэру Исааку Нжючюну». Ывюяюя< ие смол останься раанодушиым к ппяаяеяи№ еще? одвосо активного после-дояатвял^. приЕдаиил! Нембертана к. себе; и позволил, опуб­ликовать опровержение в «Философских трудах».

В; друлой раз Ием-бераоя пояааал. ему рукопись» агноей вшита «Вагляд: на; фияософию/ сэра Исаака; Ыьютонао' з популярлвш изложением' ньнгаюновскиж идей, но- ЬЬьютон не стал; ее читать, толвно перелистал. Нембертон. пора­зился — ва обнаружил; у Ньютона' неожиданное равно­душие к тому, как он выглядит в глазах друсиж людей. (Когда- Иембертон ушел, Иьйвои приказал, чтобы, ког­да ннига.! выйдет, ему тайно, купили бы двадцать, экзем­пляров.)

Ностапенао' Ньютон, приблизил Пе.мбержша н- саба- и предложив! ему редактировать третье издание- «Начала.

Пембертон так. писал, об этих славных времена»:: «Хо­тя памяаЗ) его сильно угасла, я видая,, что' оа в; совершен­стве понимает свои собстленлые писания, &. продийопо-

25 В. Карцев 335

ложность тому, что я частенько слышал в разговорах о нем от многих других. Это их мнение, возможно, возни­кало из-за нежелания говорить о том, о чем, казалось бы, он должен был бы говорить с удовольствием... Коснусь я только того, что сам узнал за те немногие лета, в те­чение которых он осчастливил меня своей дружбой. И вот что я сразу же обнаружил в нем, что одновременно и удивило и очаровало меня: его весьма и весьма пре­клонный возраст и его непререкаемый авторитет ни в коей мере не соседствовали с какой-то окостенелостью взглядов или хотя бы малейшими признаками упивания своими успехами. Убеждаться в этом я имел возможность почти каждый день. Те замечания по поводу его «Начал», которые я постоянно посылал ему в письмах, он прини­мал с максимальной доброжелательностью: его реакция на них была бесконечно далека от неприятия и неприяз­ни. Наоборот: всегда, когда представлялся случай гово­рить обо мне с моими друзьями, он употреблял много теплых слов; неоднократно он и публично свидетельст­вовал свое доброе отношение ко мне».

Жаль, Коте не дожил до этих славных времен! До зо­лотого века!

Корректура нового издания «Начал» была передана в типографию в конце 1723 года. Вышла книга в февра­ле 1726 года. Все это время между Пембертоном и Нью­тоном порхали листки теплых писем. Письма Пемберто-на сохранились, поскольку они находились в аккуратном архиве Ньютона. Письма же Ньютона были Пембертоном утеряны.

Роль Пембертона резко отличается от роли Котса. Коте, несомненно, был гораздо талантливей. Он оставил в издании заметный личный след. Пембертон же, молясь на Ньютона, заботился в основном о стиле. Да и сам Ньютон, наверное, не смог бы принять сейчас вызова

нового Котса.

Не стал Ньютон отвечать и на поступившие через Джеймса Стирлинга возражения Бернулли по поводу маятников, качающихся в сопротивляющихся средах. О кое-каких ошибках в ньютоновских выводах прецессии намекал Брук Тейлор — это также осталось незамечен­ным. Молине, Грэм и Брэдли, наблюдая звездный парал-л,акс, случайно открыли прецессию земной оси. Они страшно перепугались, полагая, что это подрывает всю

386

ньютоновскую систему. Молине чрезвычайно осторожно, с большим тактом сообщил эту страшную весть Ньюто­ну и был весьма удивлен, когда Ньютон совершенно спо­койно, даже равнодушно ему ответил:

— Невозможно спорить с фактами и экспериментами.

Сравнение второго и третьего изданий показывает, что Opus Magnum не подвергся слишком серьезным из­менениям. В нем есть исправления чисто личного харак­тера. Выпущен, например, параграф «Поучения», кото­рый был посвящен признанию независимого открытия исчисления Лейбницем. Включены результаты Дезагюйе, новые наблюдения Юпитера, сделанные Джеймсом Паун-дом с помощью телескопа, который Ньютон помог ему построить. Комета 1680—1681 годов, теперь уже в соот­ветствии с вычислениями Галлея, имела эллиптическую, а не параболическую орбиту и период обращения 575 лет.

Доказывая это, Ньютон собрал множество наблюде­ний и положений кометы и формы и величины ее хвоста.

Ньютон не жалеет места для описания наблюдений комет, даже самых сомнительных. Сюда попали даже лю­бительские, неточные наблюдения некоего Артура Сто-рера, заброшенного судьбой за океан в «Мериленд, в пре­делах Виргинии». Самый страшный враг школьника Иса­ака Ньютона, ненавистный Артур Сторер обрел бессмер­тие на страницах одной из знаменитейших книг мира из-за того, что ее автор был человеком, преданным систе­ме — он непременно хотел собрать все более или менее стоящие наблюдения комет.

В третьем издании приведены вычисления орбит комет, сделанные Галлеем. Тот собрал коллекцию комет, наблюдавшихся в разные времена, и составил список из 24 комет, пугавших народы между 1337 и 1698 годами. В их число вошла и комета, которая позже была спра­ведливо названа его именем, появлявшаяся на небе в 1531, 1607 и 1682 годах.

Галлей в кругу философов-друзей восклицал:

— Если эта комета вновь появится на небе в 1757 го­ду, мир не забудет того, что это предсказано англичани­ном!

Предсказание Галлея сбылось. Жаль, что, говоря об «англичанине», Галлей имел в виду только себя, хотя его расчеты были проведены по Ньютону, и возвращение этой кометы почти точно «по графику» стало первым эк­спериментальным подтверждением ньютоновской теории тяготения, ньютоновской системы мира.

387

Ньютон не только нрав-вгльно определил орбиты комет, но и высказал свою точку зрения на их природу. Тело кометы, по его мнению, должно быть твердым — иначе комета 1680 года, находясь в перигелии, расое-яласъ -бы от солнечных лучей. Хвосты комет — по его ммвнию — «не что иное, как тончайший пар, испускаемый головой или ядром здометы вследствие его теплоты».

Один из жногочисленных перлов «кометной части» — определение времени, в течение которого пар от головы кометы восходит к ее хвосту: «Я нашел, — пишет Нью­тон, — что "пар, -бывший в конце хвоста 25 января, яа-чал подниматься от головы 11 декабря».

Далее он пишет:

«Поднятие хвостов из атмосфер голов и их распро­странение в сторону, противоположную Солнцу, Кеплер приписывает действию лучей Солнца, захватывающих с собой вещество хвостов. Что нежнейшие испарения в сво­бодных пространствах уступают действию лучей, не про­тиворечит здравому смыслу, несмотря на то, что в наших областях грубые вещества не воспринимают заметных движений 'от действия лучей Солнца». Из кометвых хвос­тов происходит, по мнению Ньютона, газ, который состав­ляет меньшую, но тончайшую и лучшую часть нашего воздуха и который требуется для -поддержания жизни во всем живущем.

Готовя третье издание, -Ньютон много размышлял о структуре материи, о введенном им во втором издании «некотором спиритусе», «духе», проникающем в поры тел и ответственном за многие физические явления. При­рода этого духа была ему неясна. Эксперименты Гаукс-би определенно подталкивали его к приданию .ему каких-то электрических -свойств. На полях своего экземпляра второго издания Ньютон записывает фраэу об «электри­ческом духе». Она же появляется в одном из черновике'» «Общего поучения». Ньютон размышляет об -«электри­ческом и упругом духе», своето рода «медиуме-посредни­ке», заполняющем, вовможно, и тела, и пространство. Это—его эфир. .Эфир, соответствующий своему легкому названию. Это уже не плотный механический эфир Де­карта. Это тонкий, 'разрыхленный, всепронижающий по­средник. Планеты двигаются -в нем свободно, -не вс'пре-чая сопротивления. Ответствен ли эфир ва тяготение? На этот вопрос Ньютон не отвечает. Он опять прекращает — и 'именно на этом месте — изобретать гипотезы. Но в «Общем поучении» относительно тяготения добавлено

388

несколько строк; «Однако н отнюдь •не утверждаю, что тяготение существенно для тел. .Под врожденной силой я разумев» ^единственно .только icnny инерции. Она неиз­менна. Тяжесть .же при удалении от Земли уменьшается».

Третье издание продвигалось медленно, но верно. Пембертон, чувствуя, что для него наступал великий час вступить в .историю, всячески старался, чтобы его имя было увековечено >в этом труде. Ньютон,' однако, несмотря на спокойное и .рассеянное выражение его лица, зорко подмечал честолюбивые амбиции и столь же спокойно и как'бы в рассеянности препятствовал им. Когда Пембер­тон и Джон Мечин предложили разные варнаиты расче­та ^перееечения яунной .и земной орбит, он выбрал вари­ант Метана, поскольку 'вообще свитая его 'более глубоко понимающим суть «Начал.». Однако он избрал Пемберто-на, потому что считал, что Мэчин недостаточно хорошо проявил себя в -«Универсальной арифметике».

Зорко угяядеп^ Ньютон и •уловку Лембертона, когда тот пытался в своих исправлениях книги добавить снос­ку о том, •нто .эта задача «легче .решается с помощью уравнения Пембертона». .Ньютон дыкивул ату вставку без объяснений.

'Самый критический -момент в >судьбе 'третьего .издания наступил в феврале А7251года. Еще в прошлом году, пе­ред рождеством, Ньютон просил Галлея вычислить орби­ту кометы 1680—4681 года, при условии, аю -она — па­раболическая, 'как ею 'следовало из ранее представлен­ных Галлеем данных.

^ Галлей — Ньютону, 16 февраля 1725 года «Достопочтенный с^р,'ошибка, которую н совершил, рассматривая ;схему 'Ваших комешыж орбит (я — ни больше «ни менвпве—i принял,-что Соанце .движется в об­ратном направлении), заставляет меня .еделаэь .следую­щее заключение: только эллпптипеокая орбита может 'с желаемой точносюю удовлетворительно -соотйетсдвовать первым наблюдениям. 'Вы в это .время .виехали из 'горо­да, и я -ожидал iBanrero возвращения,^ явмнтебыпосове-товаггАОЯ с Вами. iBqepa, будучи ев .Лоидоие, ,а по некото­рым .признакам понял, что -Вы .негодуете по поводу того, что •н .не .отправил Вам вычислений, которые н для Вас предлриннл. Но, •к сожалению, названная'ошибка заста­вила меня 'усомниться в том, что я-смогу порадовать Вас. Вчера вечером ••я'был поражен, обнаружив, что способен на такую '.невероятную 'ошибку, за которую, я надеюсь,

389

Вам легче будет извинить меня, чем для меня — про­стить себя самого и из-за которой я взял на себя риск оказаться столь необязательным по отношению к тому лицу во всей Вселенной, которого я более всех уважаю. Я прошу Вас о том, чтобы Вы и не думали о других ру­ках для этих вычислений и чтобы Вы милостиво позво­лили бы мне до конца этой недели завершить их. Желаю­щий, почтеннейшый сэр, получить Ваше одобрение во всех этих делах, Ваш самый верный слуга

Эдм. Галлей».

Поразительно! Это подобострастнейшее письмо напи­сано великим Галлеем, славным астрономом, чьим име­нем названа комета, крупнейшим ученым, человеком почти семидесяти лет. Он так и не получил ответа на свое послание. Единственное, что было сделано, — из таблиц выкинуто сомнительное место.

Страдания Пембертона меж тем продолжались. В ян­варе 1726 года он случайно увидел черновик ньютонов­ского предисловия, в котором не было и намека на его имя. Он решил прямо напомнить старику о себе, но тот, обезоруживающе улыбаясь, сказал:

— Я просто забыл.

И гут же, при нем размашисто вписал в предисловие слова благодарности «Генри Пембертону, доктору меди­цины, опытному в этих делах человеку». Пембертон по­том рассказывал друзьям, что эта фраза была для него более ценной, чем двести фунтов, которыми Ньютон на­градил его при издании.

Книга выходила с необычайной для трудов подобно­го рода помпезностью. На фронтисписе был изображен сам Ньютон (гравюра с известного портрета Вандербан-ка). Впервые защищены были авторские права издания. Королевской привилегией Вильям и Джон Иннисы полу­чали права единственных издателей книги на ближайшие четырнадцать лет, начиная с 25 марта 1726 года.

Ньютон любовно поглаживал корешки пятидесяти сде­ланных специально для него подарочных экземпляров. Они были напечатаны на самой лучшей и самой тонкой бумаге. Некоторые были переплетены в сафьяновые пе­реплеты. Один из них предназначен королю, другой — Королевскому обществу. Шесть копий должны были пой­ти в Парижскую академию, один — преданному помощ­нику в; Монетном дворе — Джону Френсису Факиру.

390

Общий тираж издания составил теперь 1250 экземпля­ров.

Теперь он мог полностью сосредоточиться на Библии. В конце жизни он решил наконец поведать миру о глав­ном откровении господнем, сошедшем на него, — о своих доселе тайных представлениях о религии и Христе, о не­возможности троицы. Теперь он редко расставался с Биб­лией. Большинство посещавших его отмечали, что он по­стоянно заглядывает в нее, читает и отчеркивает напи­санное желтым своим старческим ногтем.

Чувствуя, что конец близок, он старался привести в порядок свои дела. В Королевском обществе он оставил заместителем, вице-президентом, Мартина Фоулкса. Его стал подстраховывать и Кондуитт. Другой его замести­тель, знаменитый финансист Факир, тоже оказывал ему большую помощь до самой своей смерти — он умер от водянки в 1726 году.

— А ведь он был куда моложе меня! — удивлялся Ньютон, уверенно противостоящий потоку времени.

...Есть исследователи, которые считают, что существу­ет одно яркое свидетельство спада умственных способно­стей Ньютона в старости. Это, считают они, его участие в самой крупной финансовой афере, когда-либо сотрясав­шей молодое буржуазное государство. Вначале «Компа­ния Южных морей» занималась торговлей с Вест-Инди­ей. Специальным королевским актом ей было предоставле­но право монопольной торговли на Тихом океане и вдоль восточного берега Южной Америки. Обладала она и мо­нополией работорговли. В благодарность компания пога­сила 10 миллионов национального английского долга, ко­торый правительство теперь должно было выплачивать из расчета 6 процентов так называемых «годовых». Позже компания дала взаймы государству еще 5 миллионов фунтов из расчета 5 процентов, опять-таки выплачивае­мых правительством в виде годовых. Таким образом, «го­довые» акции компании были обеспечены правитель­ством. Компания была богата и пользовалась всеобщим уважением. Особенно большие доходы давала работор­говля. Акции все время подскакивали в цене. Как-то лорд Раднер спросил у Ньютона, почему цены на акции так быстро растут. Ответ был характерен:

— Я не могу измерить степени безумства людей. И все-таки: он держал акции этой компании. Одно

391

время ничто, казалось, не предвещало быстрого краха — того, что было впоследствии названо «пузырями Южных. морена. Согласно Кетрин, когда «пузырь» лопнул; Нью­тон потерял 20 тысяч фунтов. На самом деле оказалось, что Ньютон в этой- истории не был ни ослеплен страстью биржевого игрока, ни обманут подобно неопытному про­стаку, не проявил он и старческого слабоумия. К тому моменту «Компания Южных морей» разбогатела до того, что предложила погасить весь национальный долг стра­ны в размере 57 миллионов фунтов при условии, что пра­вительство будет ежегодно выплачивать компании 800 ты­сяч годовых. Предложение было принято после бурной перепалки в парламенте. 13 апреля 1720'года компания, акции которой стоили уже по 300 фунтов, открыла под­писку на еще два миллиона акций, объявив, что ожида­емая прибыль будет не менеее 10 процентов. Компания обольщала неопытную в финансовых делах публику сказ­ками о серебре и злаге, которые ждут горнодобытчиков в Южной Америке. Эти заверения вызвали небывало ак­тивную игру на бирже. Акции подскочили до 1000 фун­тов за каждую. Некоторые ловкачи сумели именно в этот момент спустить все свои акции. Факир, финансовый со­ветник Ньютона, опытный банкир; советовал ему продать все. Если бы Ньютон последовал этому совету, он вы­играл бы 20 тысяч.. Но он' так не поступил, считая по­добную спекуляцию сумасшествием, в котором неприлич­но принимать участие и с которого неприлично снимать сливки. Таким образом, заявление Кетрин о том, что Ньютон проиграл 20 тысяч фунтов в игре на бирже, ско­рее соответствует тому, что он' не' тлиерал возможных 20 тысяч. Он потерял, правда, круглую сумму, но не был одурачен компанией, как иные, ибо вложил большую сумму именно в 5-процентные годовые, которые обеспечи­вались правительством.

Правление Королевского общества в те годы предло­жило написать за казенные деньги- его официальный портрет, и Ньютон согласился. Он, как бы предчувствуя свою скорую смерть, настоял, чтобы портрет отражал его обращенность к грядущему. На портрете — спокойный и величественный гений; Его ум занят мировыми пробле­мами. Он добрый христианин; он деятель просвещения, он ученый. Он сильный, властный человек, управляющий не только отдельными людьми, но и крупными организа­циями — Королевским обществом' и Монетным двором.

392

^ НА БЕРЕГУ

Теперь, на закате жизни, он был знаменит, его зна­ли все.

— Я стал дендойской достопримечательностью, чем-то вроде собора святого Павла, — жаловался он, яе в силах, однако, скрыть глубокого удовлетворения своей ирижизиенйой славой, с которой могла сравниться лишь слава королей и полководцев.

Его желали видеть. Жаждали беседовать с ним. Чуть не в очередь выстраивались и посланец пады, мон-сеньор Бранкинй, и граф Марсили из Франции, и фран­цуз же маркиз Лопмталъ, известный математик, нако­нец — целая делегация французов, прибывших во главе с Моямором для наблюдения солнечного затмения, — он никому не отказывал. Многие посетившие Ньютона при­нимали выработавшуюся у неге в последние годы свет­скую учтивость за признак сразу же установившейся дружбы и лотом истязали его своими письмами и прось­бами.

Его многочисленные посетители, соотечественники и иностранцы, оставили о нем — старике — кипы воспо­минания, из которых можно соткать совсем разные об­разы. Обожатель и родственник Джон Кондуигт так опи­сывает Ньютона в последние его годы:

«В его действиях и внешних выражениях дроявлялк себя врожденная скромность и простота. Вся его жизнь была неразрывной цепью труда, терпения, добродеяния, щедроста, умерениости, набожности, благочестия, велико­душия и других достоинств, без наличия чего-нибудь протввоположного. Он -был награжден от рождения очень здаровой н снльиои конституцией, был среднего роста (вначале было написано «маленького роста», потом исправлено. — В. К.) я полноват (сначала было написа­но: «со склонностью к ожирению», потом тоже исправ­лено. — В. К.) в его поздние годы. У него был очень живой проницательный взгляд, любезное выражение ли­ца, прекрасные волосы, белые, как серебро, голова без призжаков лысяны; когда он снимал парик, он приобре­тал необычайно почтенный вид. До последней болезни у нег© был здоровый румянец, хороший дает лица. Он ни­когда не пользовался очками и ко даю своей смерти по­терял только один зуб».

А вот Фреясис Эттербери — ендекоп Рочестера, знав­ший Ньютона в течение последних двадцати лет, счи-

393

тал, оспаривая мнение Кондуитта, что в лице и одежде Ньютона не было и намека на ту значительность и про­ницательность, которую можно обнаружить в его произ­ведениях; во взгляде и манерах Ньютона, по его мнению, было что-то апатичное, вялое, не рождавшее больших ожиданий у тех, кто хорошо его не знал.

Разноречие с описанием Кондуитта, хотя и другого рода, можно обнаружить и в объективных свидетельствах о внешности Ньютона — в его портретах, которых при его жизни было сделано великое множество.

Словесное описание Кондуитта резко расходится, на­пример, с живописными портретами Ньютона, написан­ными Вандербанком в 1725 и 1726 годах, изображающими властного и решительного человека.

Всмотримся в портрет 1725 года. На нем изображен старый человек в парадном одеянии. Он без парика, во­лосы его снежной белизны, без малейших признаков лы­сины. Заметны массивные челюсти, двойной тяжелый и выступающий подбородок, густые брови. Бархатный каф­тан с широкими обшлагами, белоснежные манжеты, бе­лый шелковый платок. Поза величественная, почти цар­ственная. Вместо кресла угадывается трон. На другом портрете, сделанном через год, Ньютон изображен на том же кресле-троне. На стене — там, где раньше была величественная колонна, теперь видно изображение змеи, пожирающей свой хвост — символ мудрости и заверше­ния круговорота жизни. Свободно ниспадают тяжелые академические одежды. В руках Ньютон держит книгу. Появляется парик. Хотя взгляд по-прежнему властен, в выражении лица появились какая-то неуловимая тревога и раздумье, покорность судьбе. Третий портрет Вандер-банка, сделанный в то же время для мастера и членов Тринити-колледжа в Кембридже, еще более усиливает впечатление. Здесь на чело Ньютона — страдание и пе­чаль. Лицо одутловатое, помятое. Видно, что человек болен.

На фоне его обычно безоблачно хорошего здоровья Ньютон болезненно воспринял впервые случившиеся у не­го в возрасте восьмидесяти лет неприятности с мочевым пузырем. Он серьезно заболел, и дух его сник. И это не было уже его обычной ипохондрией.

Он пригласил известного лондонского врача и члена Королевского общества доктора Ричарда Мида, пожало-

394

вался ему на недержание мочи и жестокие приступы боли. Мид, тщательно обследовав его, установил, что это происходит из-за камней в пузыре. Рекомендации докто­ра были просты: не пользоваться экипажем, ограничить круг знакомых, строго соблюдать диету. Поменьше мяса, ограничиться бульоном. Внимание овощам и фруктам. И больше свежего воздуха!

Такого же мнения придерживался другой пользовав­ший Ньютона крупнейший лондонский врач того време­ни — Уильям Чезлден, весьма известный хирург, опери­ровавший в больницах святого Фомы, святого Георгия и в Вестминстерской. Его считали непревзойденным ма­стером своего дела, особенно в том, что касалось опера­ций по извлечению камней. Они с Ньютоном были друзьями, и Чезлден обычно отказывался от гонорара. Но однажды Ньютон не удержался и неловко высыпал ему в руки горсть гиней, которую вынул из кармана камзола. Тот стал отказываться:

— В лучшем случае мой гонорар составил бы лишь одну или две из них.

Ньютон на это ответил:

— Это не гонорар...

С помощью родственников Ньютон нашел себе дом в Кенсингтоне — лондонском зеленом пригороде, славя­щемся садами и целебным воздухом. Джеймс Стирлинг, посетивший его вскоре после переезда, убедился в том, что слухи не лгут: Ньютон сильно сдал. Но духом он был тверд. Боролся с болезнью со всей силой своей стра­сти. Отказался от нездоровой пищи. Оставил свои обы­чаи обедать вне дома и приглашать к себе гостей. Вме­сто экипажа стал использовать портшез — крытое крес­ло на носилках, переносимое вручную. Принятые меры быстро привели к облегчению. Уже через несколько не­дель, в июле, он писал, что медленно поправляется, вос­станавливает свои силы и надеется вскоре выздороветь совсем.

Советы врачей оказались довольно разумными, а во­ля Ньютона — сильной. В августе 1724 года у него без всякой боли вышел расколовшийся на два кусочка ка­мень размером с горошину. Он почувствовал сильное об­легчение, но, с другой стороны, по определенным призна­кам понял, что болезнь его серьезна и, возможно, неиз­лечима. Старость подступала со всех сторон. То его сва­ливали приступы подагры, то он сотрясался от страшного кашля, то. пролеживал целые ночи в поту, страдая вос-

3?5

палением легких. Хотя на свежем воздухе, в кенсинг-тонских садах, в деревне, он чувствовал, себя несравнен­но лучше, чем в. задымленном Лондоне, ничто не могло удержать его от посещении Города. Он стремился в Мнит, в Королевское общество, к себе домой на Сент-Мартин-стрит (в это время Кондуитты переехали в соб­ственный дом).

Приезжая в Лондон, оа етремилса хотя бы одним глазом убедиться в том, что целы и в полной безопасно­сти самые ценные, как он считал, его рукописи: «Хро­нология» и «История пророчеств», а также еще не впол­не оконченная его «тайная тайных» — «Irenicum». Со­вершив обход владении и проверку ценностей, Ныо-то-н возвращался в деревню".

В воскресенье, седьмого марта 1725 года его кенсинг-тонекое одияочество нарушил Кондуитт. Ньютон в &то время приходил в еебя после очередного приступа подаг­ры. Он чувствовал себя получше, годова была ясной, па­мять таерд&й. Ньютон был расположен дофилософство­вать. Он стал рассуждать на тему о том, что, но-видндю-му, небесные тела, как люди, деревья и камни, тоже под­вержены регулярному разрушению и воспроизведению.

— Пары и свет, излучаемые Солнцем, — говорил Ньютон, — иоетепенво. собираются сами собой в некое тело и аричягввают к себе все больше материи и нако­нец стаяовятся вторичной планетой, типа Луны. Затем они,, ирятявивая все больше материи,, етанов.ятся пер-вичяоа планетой, типа Земли. Затем, все более увеличи­ваясь,, они становятся кометой, которая после нескольких обращений приближается к Солнцу все ближе и ближе, Все ее летучие вещества конденсируются и становятся материей, годней для восполнения и повторного напол­нения Солща, которое должно истощаться за счет но-стояняого. выделения теила и е-вета.

— Но как это можн-о было' бы доказать? — спросил Кондуитт.

— Есть, тому и дримеры и доказательства, — живо от­ветил Ньютон (видно было, что о'а уже размышлял, о до­казательствах)., — когда некий датский, а-стролог е золо­тым носом — я имев» в виду велдкого наблюдателя неба и неудачливого дуэлянта Тихо Браге, — видел в 1572 го­ду на груди Кассиоя.еи ярчайшую звезду, он счел &то величайшим иэ чудес природы с начала мира, достой­ным стоять рядом с чудесами писания. Я же утверждаю, что он видел, как на звезду упала комета. Комета

396

1680 года, (судя до ее орбите, может после пяди дли ше­сти •оборю'ков упасть на Солнце. Если бы такая .катастро­фа случилась, пепле Солнца .васоюлько бы увеличилось, что во. «едно живое существо на Земле не смогло бы вы­жить...

Есть и иные свидетельства, — яемисавд -отдохнув, дро-должал ейьюкон, — я считаю., .например, что .обитатели втого мидаа яаходят.оя здесь не так давно. Памятники искусства, .письменность, корабли, книгопечатание, игла, иарох, бумага были соадаиы отдосительно недавно л до-студвы памяти истерии. .Есть доказательства и другого рода — забытые руииы когда-то процветавших царств, ископаемые 'скелеты неведомых .животных. Эти останки и разрушения невозможно объяснить одиим лишь .всемир­ным потопом. Что подтверждает; ката-клизмы такого ти-ina происходили я -в прошлом...

Кондуита отметил про себя, тао своими словами Нью­тон как i6bi смыкал наконец в единую систему свои биб­лейские представления о Судном дне, свои взгляды на историю человечества и свои 'физические концепции, включая тяготение. Он ве преминул также отметить: уви­дев, что Кондуитт записывает каждое сказанное им сло­ва, Ньютон стал более осторожен в высказываниях,, взве­шивал и мысленно редактиравал каждое слово.

— Но как же Земля смогла бы быть вновь населена, если она когда-нибудь подверглась той судьбе,, которая поджидала .бы комету 1680 года? — аадад Кондуитт са­мый, кавал&еь бы, невинный, до и самый коварный во­прос. Ньютон чуая, замешкался, не ответил:

— На то жаля создателя..

— Почему вы -не хотите обнародовать свои гипоте­зы? — спросил Кондуитт.

— Я не имею ,дел 'с гипотез ами.

— Но почему же тогда в «.Началах.» вы яе уввдом-ляеою э том, что Солнце было вновь восполнено комета­ми, падающими на него, когда делаете подобное же за-яваение о звездах?

— Это -слишком •сильно нас касается. — Он помолчал намного я добавил, улыбаясь: — По-моему, я сказал уже достаточно, чтобы вы поняли, что я имею в виду.

В 17.25 тоду Стэкди одолела наследс-твенная подагра. Он решил докинуть .Лондон и поселиться на приятных для жизни делзинах .Линкольншира. 15 апреля 1726 года

397

он нанес в Кенсингтоне прощальный визит сэру Исааку, пообедал вместе с ним и провел с ним вдвоем в беседах целый день. Ньютон охотно рассказывал о себе. Он под­твердил, что родился на рождество 1642 года, и как он полагает, рождество — вообще очень благоприятный мо­мент для рождения гениев.

Разговор коснулся друзей детства Ньютона. Оказа­лось, что брат Стэкли когда-то работал помощником у Хрихлое, грэнтэмского аптекаря, который заменил из­вестного мистера Кларка. Хрихлое учился с Ньютоном в грэнэмской школе. Ньютон сказал, что очень завидует Стэкли, поскольку всегда мечтал на старости лет пересе­литься на родину и жить в местах своего детства. Сей­час ввиду болезни он, конечно, вряд ли сможет это осу­ществить. Он настаивал, чтобы Стэкли купил этот дом, который он и сам когда-то присматривал, к востоку от церкви, дом, принадлежащий Скипвитам, весьма недо­рогой. Пусть Стэкли обратится к ним от имени Ньюто­на — он уверен, что сделка состоится.

В беседах со Стэкли Ньютон рассказывал о себе то, что он, возможно, хотел бы увидеть в своих будущих биографиях. Но не препятствовал и прямому сбору фак­тов, правда, весьма тщательно подбирая источники. К несчастью. Ньютон забыл о том, что он долгожитель, и все его друзья и знакомые давно уже покоились на кладбище. Это касалось и его друга, аптекаря Хрихлое, о котором он столь долгие годы сохранял светлые воспо­минания («кажется, его звали Ричард»). Это касалось и большинства других его знакомых. Однако миссис Вин-цент оказалась в добром здравии, хотя была далеко уже не молода, и именно беседы с миссис Винцент наполня­ли долгие вечера Стэкли, когда он своим быстрым по­черком заполнял листки материалами для будущих Ныо-тоновых биографий. Материалы эти оказались впослед­ствии в хранилищах Королевского общества и были опубликованы лишь спустя двести лет.

Другой биограф Ньютона, имевший редкую возмож­ность чуть не ежедневно встречаться с ним, — это Джон Кондуитт. Его материалы легли в основу множества биографических очерков XVIII и XIX столетий, и в том числе в основу первого официального некролога по Нью­тону, прочитанного в Парижской академии Фонтенелем. Восхищение, которое питал к Ньютону Кондуитт, сильно мешало ему в работе над биографией, содержащей лишь превосходные степени слов. Хотя современные исследо-

398

ватели широко используют некоторые детали, приводи­мые Кондуиттом, никто из них не пожалел о том, что его грандиозный замысел — гигантская биография Нью­тона — так никогда и не был осуществлен до конца.

Многие сведения о Ньютоне последних лет содержит воспоминания его посетителей. В 1725 году Ньютона на­вестил аббат Пьер Жозеф Алари — воспитатель Людо­вика XV. Аббат явился в девять утра. Ньютон уже бодр­ствовал. Разговор начался с галантных приветствий и комплиментов. В ответ Ньютон сказал, что, как бы там ни было, ему уже, к сожалению, восемьдесят три. В ка­бинете Ньютона аббат увидел портреты лорда Галифак­са и аббата Вариньона.

— Я очень высокого мнения о геометрических трудах Вариньона, — пояснил Ньютон, — и, кроме того, Ва-риньон лучше всех разобрался в моей теории цветов.

Постепенно беседа зашла на темы древней истории. Аббат, хорошо знавший латинских и греческих авторов, чрезвычайно понравился Ньютону. Ньютон разошелся до того, что пригласил его к обеду. («Еда была ужас­ной, — жаловался впоследствии Алари, — а вина деше­выми».)

Ньютон не захотел отпустить его и после обеда. Он потащил его с собой на заседание Королевского об­щества, где посадил рядом. Как свидетельствует журнал, где описано это заседание, сначала на нем прочли какое-то письмо из Голландии с описанием новых лекарствен­ных снадобий и их действия, затем последовало сообще­ние о том, что некоторые французские бутылки портят вино, затем последовал отчет о погоде в Цюрихе, поне­дельно, в течение 1724 года. Неудивительно, что Ньютон заснул. («Во время одного из сообщений он вообще за­снул», — лицемерно ужасается Алари.)

Ньютон, однако, вовремя проснулся, бодро подвел за­седание к концу и, не давая аббату улизнуть, вновь по­тащил его к себе в дом, где истязал разговорами о древ­ней истории до полуночи. После чего Алари был отпу­щен с миром.

Летом 1726 года Ньютон решил прекратить посеще­ние собраний Королевского общества, совета Общества и совета Монетного двора — не позволяло здоровье. Пере­движение, даже в паланкине, причиняло порой нестер­пимую боль. Он не выезжал теперь из кенсингтонских

399

садов^, где предавался беседам с редкими гостям» и раз­мышлениями- о прошлом.

Б августе 1'726. года здоровье его вновь ухудшилось. Кондуитт призвал М'ида и Хэзлдена. Ньютон жаловался теперь па боли в пищеводе, которые, как он. считая-, вы­званы возможным прободением, ©дяако Х-эзлден: обна­ружил лишь некоторую слабость мышц пищевода при входе в желудок, не опасную для здоровья. Ньютон ему до конца не верия, и дело здесь было уже не- в ипохонд­рии. Он стал чувствовать приближение конца.

Ньютон заставил себя заняться печальными забота­ми, и прежде всего — распределением наследства.

Кому оставить недоступное бегу времени вечное — результаты' корпений своих — и суетное — свидетелей и следствия корпений- этих: рукописи, дом, обстановку, на­конец, денвви' — громадную сумму в тридцать две тыся­чи фунтов», которыа нельзя взять с собою в' невозможно жуткое- неизвестностью своей; путешествие во времени?

Конечно, первой в ряду достойных наследоватв ему и хранить память о нем' была Кетрин".

Для В&тти, дочери Кетрин, было- куплено имение в Кенсингтоне стоимостью в 4 тысячи фунтов. Для трех- де­тей Роберта' Картона и их сводной сестры' йыотон1 купил О, имение в' Беркшире, тоже за 4. тысячи. Джон Мьют-он, снгн' дяди' Роберва, быаг наследником по закону, и, поскоявку Нъютон гак и не написал завещани&, он унаследовал Вулсторпский' Msanop, который промотал: вчевв бистро' — за пять лет. ©to умер, подавившись трубкой, когда, буду­чи в подпития, упал' на мостовую. Же забытая были s> оетаяьнвге- родственники, сводные' братья, сестры, шта-мяняики, слуги'.

Вот запись, которую' он' сделал' отшавитеявно своей1 кухарки: «Мари Андерсен жаля ев мной два. иии три го­да и, наскопвко. мне известно, вела себя-- частно; но, по­скольку она w другой мой слуга полюбили друг друга, я расстался' с нею». Написав фразу, он? перечитал ее1, пе­речеркнул.: «жила со мной», и вписал' вместо этого: «слу­жила мне в качестве повара». Он не хотел даватв татом1-кам повода для кривотолков.

...Осенью 1726 года после летнего отдыха здоровье наконец позволило, ему вновь посещать Королевское об­щество w заседания совета. И теперь уже никакими' спо­собами невозможно' было удержать его от поездок в» Го­род (после этих вяов в' чернввиже Кондуитта- стояли сло­ва: «без какой-либо' реальной' надобности», которвге- по-

400

том вычеркнуты. — В.. К.),. На посявдием заседании, ео-вета Королевекего общества, рде он ввред-еедааюлъатшовад, он с.мог еще публично шоеиврать. с кораяявеким. астроно*-мгом', теперь — Эдмоном Галасвем,. з^амеиявшим Фшеиисти-да. Тема спора была традиционной. Ньккгон нсячесяи' до­носил: королевского айтродвма. за то,, что од не постав­ляет обществу реаультатшг своих наблюдений' в. Еринаа-че; как было предусэдотреяо королевским нредписаидем и что страшно интересоваяф лично Ньютона. Он ругал евовго быв-шето друга- Галмея как мальчишку,, хотя но­вый кородеасяид! астроном был уже отнюдь не молод — ему было. за еемьдееят.

Галпев защищался тем,, что' на может передать, этих даниъга, ибо- тогда. @н раскрыл бы ддеж других разрабо-та-ииый ия метод определения тачной; долшжве на море, за что обещана большая премия парламента.

Журнал" совета Кородевекаго общества аадержит про­токольную запись таеледнеи встречи двух великих людей.

— Поскольку к королевскому прадшисаяию да&ао на обращались, — гнузв свое Наьютоя, — э'во мажет и-меть весьма дурны» последствия; йевоааеажно пренебрегать им, и повтоюу я считаю, что следует преддийкитБ, пряв;ут-ствующезду здесь королеив1таму аетронвму иринэшп» во ввимаяие укааанное вредя^аяше.

В к®дш?в заеедания,. как свидетюяжетвуе'! ирвжойвз!, Еадавй «<ьвгл;»ею1ея п-рвдетаюааь невюторБЮ вйблгодешяж, но не все, поскольку другие мвгут воепелдзввяэгдйэв ело даинимзв в уараетв рвзулваастьг все 'врудов».

(—Флеметид вос^)е<г1 — воевляцавт ио этому нааоиу Ф^юив. ЙЬаяуэяь.)

С января; 1'727 года) у йвдотата ввявжазея силйнйейе ка-шезЕЬ,- еп»! еаал^ваейг воснйвдея-ия дввкия, а жотвяс в при-стуи хводаиры. € 7 ^вваря он- проиувтшг больше заседа­ний1 К-ороважпюге @ёп(ве'сва'-, чем пюс&эизг. Эдорввьв иаз'-вращалось медлеивевг чвяр ранвиве.

В перюэд болезяи, в. февралэе1 1723 года, йбиияв на­писал евое шгеявягаве- пихгмяэ^ ащ;ресвваииое нрелодвбто)-му Тсйяайу Мазюяу,, наетвятеотю цериаи в' Колезврворве. Ранее Ньютон пожертвовал цердвв двйн.а?щая& ф-уягизв на пивтройву жарев, а> также 3 фунта на ремонт? прова-лтавпвмгося! ийла. ©етатапиеся дянври вн иредшоэкия те­перь. уивяребить в столвзу мододюх лтадея вридода, вб-

26 В. Карцев 401

учающихся пению. За месяц до смерти Ньютон получил из Вулсторпа образцы руды — предположительно желез­ной, сделал ее анализ. В последнем письме к Мазону он с сожалением сообщает, что руда не содержит железа. Шахту строить бесполезно.

За несколько дней до смерти его посетил настоятель прихода святого Мартина-в-полях Захарий Пирс, явно с целью получить разрешение на причащение. Пирс застал Ньютона за работой — тот писал «Хронологию древних царств» без помощи очков в самом дальнем от окна и, стало быть, самом темном углу кабинета. Кипа книг на столе (сверху — открытая, сильно потертая, с коробя­щимися и засаленными страницами, с дырявыми уголка­ми кожаного переплета Библия) еще более затеняла свет, падающий на бумагу. Увидев это, преподобный Пирс сказал:

— Сэр, мне кажется, вы выбрали для письма не са­мое подходящее место. Там темновато.

Ответ Ньютона свидетельствовал то ли о его смире­нии, то ли о гордыне:

— И небольшой свет хорош для меня.

Затем на соответствующий вопрос Пирса Ньютон от­ветил, что готовит к печати свою «Хронологию» и что большая часть ее уже написана. Он прочел Пирсу, тща­тельно отобрав, две или три странички из середины. За­тем коснулись некоторых иных тем. После этого при­несли ужин. Ньютон не дал Пирсу возможности даже завести разговор о причастии.

Последнее, что Ньютон хотел довести до конца и что проводил с львиной неукротимостью, невзирая на все ухудшающееся здоровье, слабеющую силу и тускнеющую память, была его отчаянная попытка противодействовать неправильному пониманию его религиозных взглядов, от­раженному в выпущенном поистине по-пиратски — без его разрешения — французском издании «Хронологии». Он стал переписывать ее и уже подготовил для печати. Работа была готова в начале 1727 года. Рукопись была отправлена Кондуитту для опубликования.

Крепкий организм Ньютона еще раз выручил его, и лишь только — а это случилось во вторник 28 февраля 1727 года — Ньютон оправился от приступа подагры, сп вновь поспешил в Город.

В поездке его сопровождал Джон Кондуитт. Ньютон без устали наносил визиты и принимал у себя. Он от­правился даже председательствовать на заседание Коро-

402

левского общества, оказавшееся для него последним. Оно состоялось 2 марта 1727 года и было весьма знаме­нательным. В общество пришло письмо из далекого Санкт-Петербурга. Вновь образованная Санкт-Петербург­ская академия приветствовала Ньютона и членов Коро­левского общества. В письме приводилась краткая исто­рия основания академии и выражалась надежда, что между Королевским обществом и Санкт-Петербургской Академией наук установятся регулярные сношения. Да­лекие санктпетербуржпы писали о том, что они хотели бы представлять свои доклады Королевскому обществу как «первому обществу такого рода, которое дает рост всем остальным», и хотели бы получать в нем апробацию своих трудов. Королевское общество с энтузиазмом ре­шило вступить в контакт с новым далеким собратом.

Заседание сильно истощило силы Ньютона. На ночь он решил остаться в Лондоне. На следующий день Кон­дуитт неожиданно нашел его свежим и отдохнувшим.

— Вы прекрасно выглядите, — сказал ему Кон­дуитт, — я вас таким не видел уже много лет. Ньютон ответил с улыбкой:

— Я это ощущаю и сам, впервые за много лет я про­спал всю ночь с одиннадцати до восьми не просыпаясь!

К вечеру, однако, у Ньютона вновь появился неудер­жимый кашель, и он решил вернуться в Кенсингтон. Его стали преследовать боли, которые временами станови­лись столь нестерпимыми, что кровать под ним и даже стены комнаты сотрясались от его мук. Но даже сейчас, в смертных муках, Ньютон отказался причаститься. Воз­можно, он откладывал это, как и написание завещания, на более поздний срок. Но скорее всего он не хотел из­менять своей гонимой тайной вере.

Джон Кондуитт препроводил к нему доктора Мида и мистера Чезлдена, которые немедленно сообщили, что в мочевом пузыре остался еще один камень, надежд на выздоровление нет, но состояние больного скорее всего улучшится.

Видимо, большое напряжение недели не прошло да­ром. Путешествие оказало самое пагубное влияние на со­стояние его здоровья. Время от времени Ньютон содро­гался от страшных приступов боли, пот струился по его напряженному лицу. Он не жаловался, не стонал и не плакал. Когда боль его отпускала, он даже улыбался и

26* 403

приветливо се всеми .разговаривал. Иногда же просил аст.авить •еге «одивто, я s это время сжягдл в жамине свои / бумаги. Те, кеторме могли бы бросоигъ на неяэд и ето сеюдо явежела-вельнум яеиь двсле его смерти.

йыбор сежжеиаове представляется доводьдо сврав-ным. В окне (жорч-ились лиоьма эсех редниис. Но дедро-нутымж остались лась-ма Флемстида, адкимичесйие и тео-лагичес.КЕе рукописи, за нотарые, как иредатавляегся, долнаен балл бы опасаться больше всего. Все, что оста­лось от личной иарепиоки Ньютона, — »то несколько строк огг еро матери, до ввс.кедьку строчек •от его ювод-иой сестры и брата и иеболадыа-я заыдсочка от Кедрин.

Мануэль, кая этаследовательнын фрейдист, счишает, что йыюггои скорее всего сжег дераиисжу .со .своей ма­терью. -Этв .крайне маловероятно, принимая во внимаяие и нежные чувства Ньютона к матери, и ее неграмот­ность. Это могли быть некоторые «особые» рукописи ал--кяяЕического характера, и, как верно подметил Кондуитт, это могзви 'быть протоколы допросов 'фальшивомонетчи­ков, мести тоторых он .мог 'опасаться. А может быть, это был первый -аервавик «Начал», которого исследователи так и не .смогли отыокать...

В среду 15 марта ему, кааадось, стало немного луч­ше. Родственники и врачи решили, что появилась неко­торая надежда на выздоровление. В суббогу, 18-го числа, с утра он читал «Демли Курапт» и имел продолжитель­ную беседу с доктором М-идом, будучи в полном созна­нии я всеоружии -чувств. Но все видели, что он был идым. Он был торжественным и притихшим, почтительно скромным в преддверии встречи с еще одной велижой тайной Вселенной...

...Он стал забываться. Греая, он мог проспать теперь целый день подряд. Ему виделось сбывшееся и несбыв­шееся. Он вновь переживал редкие моменты подлинного счастья, .которое он узнал в своей жизни. Фонарики иа змеях, реющих в динкольнширских небесах; бессонная ночь в Кембридже, когда его рано утром с пером в руке увидел Джон Викидас; полдень в Вудсггорпском саду, ко­гда рядом с ним шлепнулось его яблоко; тайвая лабора­тория в Тринита; волнение при иредставлении 'Обществу его «Начал». Он вспоминал о моменте триумфа, кегда королева Анна посвятила его в рыцари перед всем уни-веЕрЕит-етским народом. Моменты торжества в Королев-404

ском обществе... Последний раз он забылся за два дня до смерти. Он забылся и в своем воображении вновь вер­нулся к временам детства, грезил о несбывшемся. Он ни­когда не был вдалеке от родных мест, никогда не видел океана... И вдруг он ощутил себя не седым и больным стариком, а маленьким мальчиком, весело бегущим по песчаным косам громадного океана истины, расстилаю­щегося перед ним. Время от времени он подбирал с пе­ска то цветной камушек, то необычную раковину. Он бе­жал и бежал вперед, к заходящему солнцу, к свету, ста­раясь успеть показать свои красивые находки людям...

...Свет впереди становился все ослепительней, и на­стал миг, когда он стал неотличим от тьмы, а звук, со­провождавший его, так неистов, что не разнился от мерт­вой тишины... а боль утраты так остра, что слилась с бесчувствием...

ЭПИЛОГ

Ньютон умер в ночь с воскресенья на понедельник 20 марта 1727 года.

Через неделю прах его был установлен в одном из приделов Вестминстерского аббатства. 4 апреля тут же, недалеко от входа на хоры, его похоронили. Это были национальные похороны, и в них участвовали и лорд-канцлер Монтроз, и новый президент Королевского об­щества Слоан, и новый мастер Минта Кондуитт, и мно­жество простого люда, принявшего его смерть как об­щую утрату...

...Стэкли, мучимый подагрой, был в эти дни в Стэн-форде. Была поздняя весна, и окрестные поля желтели анемонами. Стэкли пошел прямо в торфяники и выре­зал квадратики почвы с только что раскрывшимися цвет­ками. Он упаковал их в коробки, привез в Лондон и в ближайший же четверг притащил коробки в Королев­ское общество. С торжественным видом он открыл их прямо на президентском столе. Цветки уже расцвели, и их желтые огоньки высветили полумрак залы засе­даний.

Многие в тот момент вдруг вспомнили, что анемоны были любимыми цветами Ньютона. Возможно, кое-кто представил себе и иного Ньютона, незнакомого здесь — стоящего в задумчивости среди линкольнширских про­сторов. Теплый весенний ветер с океана перебирает пря-

405

ди его рано поседевших волос, ласкает нежные стебли скромных желтых цветков...

Члены Общества, поняв значение этого неожиданно­го подарка, растрогались. Сэр Ганс Слоан, новый прези­дент, провозгласил, что цветы дают подходящий повод, чтобы вспомнить того, кто когда-то любил ими любо­ваться. Но, убоявшись внесения в заседание Королев­ского общества несвойственного ему духа излишней сен­тиментальности, Слоан тут же приказал отнести цветы в недавно купленный им для Общества «секретный» бо­танический сад в Челси и высадить их там в землю.

— И главное, — подчеркнул Слоан, — нужно бы тщательно изучить эти цветы, составить их подробное научное описание. Кто хотел бы за это взяться?

...Анемоны в «Саду естествознания», расположенном аа глухой кирпичной стеной в самом центре Лондона, на Слоан-стрит, в Челси, и сейчас каждую весну своими желтыми яркими огоньками на нежных стеблях словно хотят напомнить о чем-то. О чем же — редкие посети­тели сада давно забыли...

Москва — Лондон — Кембридж — Москва 1972-1986

^ КРАТКАЯ ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА

164-2 — Начало гражданской войны в Англии.

— 25 декабря — в Вулсторпе, близ Грэнтэма, родился

Исаак Ньютон.

JS4d^ — Выход книги Р. Декарта «Начала философии». 1648 — Ньютон посещает деревенские начальные школы. М49 — Казнь Карла I. Объявление Англии республикой. 1655 — Ньютон поступает учиться в Королевскую школу в

Грэнтэме.

^ 1660 — Реставрация монархии. На престол всходит Карл II Стюарт.

— 28 ноября — основание Королевского общества в Лондоне.

1661 — 3 июня — Ньютон — сабсайзер Тринити-колледжа Кем­бриджского университета.

1664 — 28 апреля — стипендиат Тринити-колледжа.

— Ведет наблюдения за Луной и кометой.

^ 1665 — Большая чума.

— 14 января — бакалавр искусств.

— Август — бежит от чумы в Вулсторп.

— «Вопросник».

— 13 ноября — «Рассуждение о флюксиях и их прило­жение к касательным и кривизне кривых». Работы по рядам.

1666 — Большой лондонский пожар.

— Занятия механикой. Ранняя концепция силы. Сравнение силы притяжения Луны Землей и центробежной силы на орбите Луны.

— Октябрь — трактат о флюксиях.

— Ноябрь — новый трактат о флюксиях.

^ 1667 — Возвращение в Кембридж.

— 1 октября — младший член Тринити-колледжа.

1668 — Изобретает телескоп-рефлектор.

— 7 июля — магистр искусств.

— 16 марта — старший член Тринити-колледжа.

1669 — 29 октября — назначен лукасианским профессором ма­тематики. 31 июля — И. Барроу посылает «De analysi...» Коллинсу.

— Декабрь — примечания к «Алгебре» Кинкхюйзена. IQff) — Переписка с Коллинсом, доработка метода флюксий. ^ 1671 — В Королевском обществе показан телескоп Ньютона.

— Работа «De methodis;..».

407

1672 — 11 января — Избрание в члены Королевского общества,

— 6 февраля — «Новая теория света и цветов» послана Ольденбургу.

— 19 февраля — Первая .с-татья Ньютона опубликована в «Философских трудах».

— «Гипотезы о свете», «Трактат о наблюдениях» — на­броски книги «Оптика».

^ 1673 — Письма Лейбница к Ольденбургу.

1676 — Открытие Гринвичской обсерватории.

1677 — Умер И. Барроу. Пожар в комнате Ньютона.

1679 — Умерла мать Ньютона, Анна Эйскоу-Ныотон-Смит.

— Чарлз Монтегю — студент в Тринити-колледжс. 1682 — Комета Галлея.

1684 — Лейбниц публикует работу о дифференциальном исчис­лении.

— Начало работы над «Opus Magnum».

^ 1685 — «Алгебра» Уолли&а с выдержками из «Epistola» Ньютона.

— Формулировка закона всемирного тяготения. 1685 — 28 апреля — Представление первой части «Начал» Коро­левскому обществу.

^ 1687 — Февраль. Дело Албана Франсиса.

— Май — первое издание книги «Математические начала натуральной философии».

1688 — «Славная революция».

1689 — Ньютон — депутат палаты общин.

— «О природе кислот».

^ 1690 — «Два приметных искажения Священного писания» и дру­гие религиозные работы Ньютона выходят в свет во Франции.

1691 — Признаки умственного расстройства.

— Переписка с Бентли.

^ 1693 — Выздоровление,

1694 — Чарлз Монтегю — канцлер казначейства.

— Переписка с Флемстидом.

1696 — Ньютон назначен смотрителем Монетного двора. Переезд в Лондон.

1698 — Возможная встреча с Петром I.

1698 — Ньютон назначен мастером Монетного двора. Избран чле­ном Парижской академии наук. Окончена Большая пере­чеканка.

1701 — Уистон заменяет Ньютона в качестве лукасианского про­фессора. Ньютон слагает с себя также обязанности члена Тринити-колледжа. «Шкала степеней теплоты и холода». Депутат палаты общин от Кембриджского университета.

^ 1703 — Смерть Гука.

— Ньютон избран президентом Королевского общества.

1704 — Первое издание «Оптики».

1705 — Галлей на основании результатов Ньютона предсказыва­ет возвращение кометы в 1758 году.

— Королева Анна возводит Исаака Ныотопа в рыцарское достоинство.

— Провал на выборах в палату общин. ^ 1708 — Начало спора с Лейбницем по поводу приоритета. 1712 — Выход атласа Флемстида.

— Комиссия по определению приоритета в открытии исчисления.

^ 1713 — Второе издание «Начал».

1714 — Обсуждение в комитете палаты общин вопроса об опре­делении долготы на море. 1713 — Смерть Монтегю.

— Спор Лейбница и Кларка по религиозным вопросам.

1716 — Смерть Лейбница.

— Смерть Котса.

^ 1717 — Свадьба Кетрин Бартон и Джона Кондуитта.

— Второе издание «Оптики». 1719 — «Пузырь Южных морей».

— Смерть Флемстида.

1721 — Третье издание «Оптики».

1722 — Первый приступ бодезнн.

1723 — Посмертный выход «Британской небесной истории» Флем­стида.

— Работа с Пембертоавж над третьим изданием «Начал».

^ 1726 — «Путешествия Гулливера» Свифта — сатира па Королев­ское общество.

— Третье издание «Начал».

1727 — 2 марта — В последний раз президентствует на собрании Королевского общества. Обсуждается письмо от Санкт-Петербургской Академии наук.

— 20 марта — Смерть Ньютона.

^ ОСНОВНАЯ ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

Ньютон И. Математические начала натуральной филосо­фии. — В кн.; Крылов А. И. Собрание трудов. М. — Л., 1937, т. 7, 696 с.

Ньютон И. Оптика или трактат об отражениях, преломле­ниях, изгибаниях и цветах света. Пер. С. И. Вавилова. М. — Л., Госиздат, 1927, 373 с.

Ньютон И. Оптические мемуары. I. Новая теория света и цветов. II. Одна гипотеза, объясняющая свойства света, изложен­ные в нескольких моих статьях (перевод С. И. Вавилова). — Успехи физических наук. 1927, т. XVI, с. 122—163.

Ньютон И. Математические работы. Перевод с лат.; Ввод­ная статья и комментарий Д. Д. Мордухай-Болтовского. М. — Л., 1937.

Ньютон И. Замечания на книгу Пророка Даниила и Апо­калипсис св. Иоанна. Спб., 1916.

Вавилов С. И. Исаак Ньютон. Научная биография и ста­тьи. Под ред. И. В. Кузнецова. М., Изд-во АН СССР, 1961, 295 с.

Исаак Ньютон. 1643—1727. Сборник статей. Под ред. С. И. Ва­вилова. М. — Л., Изд-во АН СССР, 1943, 440 с.

Г е с с е н Б. М. Социально-экономические корни механики Ньютона. М. — Л., Гостехтеориздат, 1933, 77 с.

Механика и цивилизация XVII—XIX вв. Под ред. А. Т. Гри­горяна и Б. Г. Кузнецова. М., «Наука», 1979, 520 с.

Физика на рубеже XVII—XVIII вв. М., «Наука», 1974, 248 с.

Цейтлин 3. А. Наука и гипотеза. М. — Л., Госиздат, 1926, X, 216 с.

Современные историко-научные исследования (Ньютон). Ре­феративный сборник. Отв. ред. Л. М. Косарева. М., ИНИОН, 1984, 1314 с.


БИБЛИОГРАФИЯ

Richard S. Westfall, Never at Rest. A biography of Isaac Newton, Cambridge, 1980.

Dawid Brewster, Memoirs of the Life, Writings and Discoveries of Sir Isaac Newton, 2 vols. Edinburgh, 1855 and 1860.

L. T. More. Isaac Newton: A biography. New-York, 1934.

John Harrison. The Library of Isaac Newton. Cambridge, 1978.

A. R. Hall. Philosophers at War: The Quarrel between Newton and Leibnitz. Cambridge, 1980.

T. Bernard Cohen, Introduction to Newton's «Principia», Camb­ridge, 1978.

V. Boss. Newton & Russia. Cambridge, Mass., 1972. В. I, T. Dobbs, The foundations of Newton's Alchemy. Cambrid­ge, 1983.

I. Bernard Cohen. The Newtonian Revolution. Cambridge, 1980.

A. de Morgan. Newton: His Friend: and His Niece. London, 1985. lohn Craig. Newton and the Mint. Cambridge, 1946.

Franc Е. Manuel. Portrait of Isaac Newton. Cambridge, Mass,

1968.

Ditchburn R. N. Neuiton's illness of 1692—1693. Notes and Records of R. S. d. 1980—85, 1—16.

De Villamil R. Newton the Man. N—Y, 1972, Stukeley W. Memoirs of Sir Isaac Newton's Life. (w. p.), 1936.

The Correspondence of Sir Isaac Newton. B. Turnbull (ed,), 6 vol. Cambridge, 1962—85.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Первые заметки в конверт (потом он был заменен шкафом) с надписью «Ньютон» автор вложил в 1972 году, когда заканчи­вал книгу о Максвелле. Тетда и отдаленно нельзя было пред­ставить тяжести предстаяигей яоши. Может быть, этим отчасти объясняется -столь долгий период вынашивання н исполнения замысла.

Задержка, однако, оказалась весыга полезной. К 1977 году, то есть к 250-леппо со дни смерти Ньютона, к его трудам и фи­гуре было привлечено внимание большого отряда исследователей. которые взглянули та веяияего английского утеното и его вклад в науку главами людей когща XX столетия, вооруженных совре­менными концепциями развития науки и методами историко-Егаутаото анализа. Новяе труды ярниесли и н-одую информацию. и новые трактовки уже известных фактов и обстоятельств, хотя, конечно, не изменяли оценки роли Ньютона в истории мировой культуры и вауки.

И все же... «Героические» биографии — своего рода «жития» Ньютона XVIII, XIX и даже XX веков, ванисаннне по воспоми­наниям, собранным в основном уже свса-е .смерти ученого, сохра­нили немало ценного, хотя их в© многом опередили тоэследующко, гораздо более обосвомшные исследования, белее полагающиеся на документа, письма и ааучныа анализ, чем на вмбкую и не всегда надежную память. Этому способствовало опубликование полной корреспонденции Ньютона, ранее недоступной, и его прежде не издававшихся трудов, черновиков и т. п. Новые дан­ные накладываются на сюжетную канву классических биографий Ньютона, которые, по-видимому, навсегда останутся основным источником сведений о его жизни и творчестве. Я имею в виду воспоминания В. Стэкли и научную биографию Ньютона, напи­санную академиком С. И. Вавиловым. Первая остается незамени­мым источником для описания личной жизни великого ученого, бесхитростным, искренним и согретым теплым чувством личного общения с ее героем, вторая же — глубоким и, что самое глав­ное, доброжелательным анализом его научного творчества. Это две главные работы, использовавшиеся автором. Из новых же биографий непревзойденной по богатству собранного материала оказалась книга английского историка Ричарда Вестфолла «Не зная отдыха». Часть других использованных книг (поместить полный список нет никакой возможности) дана в перечне ли­тературы.

412

Много ценных советов, касающихся замысла и основных идей книги, автор получил в беседах с советскими историками нау­ки — сотрудниками Института истории естествознания и техники АН СССР, бывшими и теперешними: А. Т. Григоряном, А. А. Гур-штейном, Б. М. Кедровым, В. Г. Кузнецовым, С. Р. Микулинским, Ю. И. Соловьевым, В. С. Стениным, А. П. Юшкевичем, М. Г. Яро-шевским. Многочасовые беседы и споры в кабинете крупного со­ветского специалиста по Ньютону и его времени В. С. Кирсано­ва завершили работу через четырнадцать лет после ее начала. За эти годы автору удалось побеседовать о Ньютоне и с видными зарубежными историками науки — профессорами В. Боссом и В. Шеа, Канада; А. Р. Холлом, Р. В. Джонсом, Великобритания;

Д. Прайсом и Дж. Холтоном, США; а также с виднейшими со­ветскими физиками и философами, в числе которых в первую очередь следует назвать покойного академика П. Л. Капицу.

Автор выражает благодарность хранителям библиотеки Три-нити-колледжа Кембриджского университета, -библиотекарям лон­донского Королевского общества и лондонского Королевского астрономического общества, смотрителям Вестминстерского аббат­ства в Лондоне, старшим научным редакторам издательства Кембриджского университета Памеде Таудоон, Питеру Хингли, И. Кею, Р. Земакк-и, Д. Транаху и ряду их коллег за любезное разрешение опубликовать ряд материалов и фотографий. Профес­сору С. Хансону, старшему -члену Тринити-колледжа, автор обя­зан возможностью побывать в комнатах, где триста лет назад жил Ньютон.

Особую благодарность автор хотел бы выразить своим по­мощникам — С. А. Карцевой, О. А. Горгун, А. И. Шуваловой, Ю. В. Полунову. И наконец, янига никогда не вышла бы в свет, если бы Т. Б. Карцева не взвалила на себя нелегкое бремя быть стенографом, машинисткой и первым читателем этого труда.

СОДЕРЖАНИЕ

Часть I. ЗАМОРЫШ

Рождество в Манор-хаусе, год 1642-й ... 5 Мать Анна ............. 11

Грэнтэм и его обитатели ....... 19

«Сад» ............... 30

Ч а с т ь II. КЕМБРИДЖСКИЙ ШКОЛЯР

Колледж Святой троицы ........ 40

Сайзер Ньютон ........... 45

«Сад» в цвету ............ 58

Любовь к математике ......... 66

Часть III. ЛЕГЕНДА О ЯБЛОКЕ

Черная смерть ........... 74

Легенда о яблоке .......... 80

Исчисление ............. 99

Часть^ IV. ЛУКАСИАНСКИЙ ПРОФЕССОР

Снова в Кембридже .......... 108

Беседы с Барроу, переписка с Коллинсом . 114 Лукасианский профессор . . . .... 121

Часть V. VOX CLAMANTIS

Увертюра . . . . . ........ 133

«Виртуозы» ............. 143

Опус первый ............ 149

Критика .............. 156

Гук и Ньютон ............ 171

Эфир ............... 179

Ч а с т ь VI.^ OPUS MAGNUM

Начало «Начал» ........... 189

Наглая и сутяжная леди Философия . . 196 Революция ............. 208

414

Нил и его истоки .......... 217

Реакция на «Начала» ......... 220

Часть VII.^ ПОСЛЕДНИЙ ЧАРОДЕЙ

Охота на Зеленого Льва ........ 226

Кембриджский затворник . . . .... 241

Душевный перелом .......... 253

Часть VIII. МОНЕТНЫЙ ДВОР

Большая перечеканка ......... 269

На дне .............. 270

Петр и Ньютон ........... 276

Финансист ............. 286

Виги, тори, лорд Галифакс и Кетрин Барюн 292

Часть IX. ПРЕЗИДЕНТ КОРОЛЕВСКОГО ОБЩЕСТВА ^

Опыты и привидения на Лебедином дворе. Выход «Оптики» ........... 303

Ученые и кораблекрушения ...... 314

«Небесная история» . . . . ..... 324

Война философов .......... 340

Ч а с т ь X. НА БЕРЕГУ

Жизнь в Городе ........... 349

Второе издание «Начал» . . . .... 365

Славные времена . . . . ...... 382

На берегу . . . .......... 393

Эпилог . . , . . ......... 405

Краткая хронологическая таблица ........ 407

Основная использованная литература ...... 410

Библиография . . . . ............ 411

Послесловие ................ 412

Карцев В. П.

R 27 - Ньютон. — М. г Мол-, гвардия, Г987. — 415[1] с., ил. — (Жизнь аам&чат. людей. Сер. биогр. Вып. 17 .(684)).

В пер.: 1 р. 80!к. 150 000-экз.

Книга известного советского ученого и писателя В. П. Кар­цева представляет собой первое на русском языка: научно-художественное жизнеописание одного из величайших мысли­телей мира — английского математика, физика, механика и астронома Исаака Ньютона, оказавшего воздействие на все развитие науки вплоть до нашего времени- Книга построена на обширном документальном материале, отечественном и зарубежном. Она содержит также широкое полотно обще. 'ственной и научной жизни Англии конца XVII — первой по­ловины XVIII века.

470201-02.00—289 к 078(02)-87————КБ-ОТ6-031-87 ББК 22г

ИБ № 5735 Владимир^ Петрович Карце��

НЬЮТОН

Зав, редакцией С. Лыкошин

Редактор А. Иванов

Художественный редактор А. Степанова

Технический редактор Е. Михалева

Корректоры Е. Дмитриева, И. Ларина, Л. Четыркина

Сдано в набор 09.03.87. Подписано в печать 28.10.87. А01235. Формат 84Х108'/зг. Бумага типографская № 1. Гарнитура «Обыкновенная новая». Печать высокая. Условн. печ. л. 21.84+ •)- 1,68 вкл Усл. кр.-отт 25,51. Уч.-изд. л. 24,9. Тиран;

150000 экз. (75001 — 150000 экз.). Цена 1 р. 80 к. Заказ 2864.

Типография ордена Трудового Красного Знамени издательско-полиграфического объединения ЦК ВЛКСМ «.Молодая гвар­дия». Адрес ИПО: 103030, Москва, Сущевская, 21.

oblastnaya-celevaya-programma-patrioticheskoe-vospitanie-grazhdan-orenburgskoj-oblasti-na-2011-2015-godi-pasport-programmi.html
oblastnaya-celevaya-programma-po-okazaniyu-sodejstviya-dobrovolnomu-pereseleniyu-vchelyabinskuyu-oblast-sootechestvennikov-prozhivayushih-za-rubezhom-na20112012-godi-pasport-stranica-4.html
oblastnaya-celevaya-programma-po-stabilizacii-situacii-na-rinke-truda-chelyabinskoj-oblasti-na-2010-god-stranica-12.html
oblastnaya-celevaya-programma-po-stabilizacii-situacii-na-rinke-truda-chelyabinskoj-oblasti-na-2010-god-stranica-3.html
oblastnaya-celevaya-programma-po-stabilizacii-situacii-na-rinke-truda-chelyabinskoj-oblasti-na-2010-god-stranica-8.html
oblastnaya-celevaya-programma-po-stabilizacii-situacii-na-rinke-truda-chelyabinskoj-oblasti-na-2011-god-stranica-12.html
  • klass.bystrickaya.ru/7-origen-filosofiya-est-lyubov-k-mudrosti-bog-zhe-est-istinnaya-mudrost-posemu-istinnaya-filosofiya-est-lyubov-k-bogu.html
  • control.bystrickaya.ru/boris-aleksandrovich-ribakov-stranica-38.html
  • abstract.bystrickaya.ru/13-chelovecheskij-faktor-i-raspredelenie-rolej-mezhdu-klientom-i-konsultantom.html
  • lesson.bystrickaya.ru/soznanie-i-iskusstvennij-intellekt.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/8-ejnomiya-smertplanetchiki-strugackij-stazheri.html
  • tests.bystrickaya.ru/kprf-kak-centr-konsolidacii-oppozicionnih-sil-i-massovogo-protesta-gosduma-rf-monitoring-smi-3-iyulya-2008-g.html
  • reading.bystrickaya.ru/kriterii-istini.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/obucheniya-i-vospitaniya-detej-doshkolnogo-vozrasta-s-virazhennoj-umstvennoj-otstalostyu.html
  • znanie.bystrickaya.ru/a-e-eremeeva-chast-1-ekonomicheskie-i-politicheskie-processi-v-sovremennom-obshestve-omsk-nou-vpo-omga-2011-stranica-16.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/53-dinamika-etnicheskoj-identichnosti-uchebnoe-posobie-dopusheno-uchebno-metodicheskim-obedineniem-vuzov-rossii-po.html
  • composition.bystrickaya.ru/podgotovka-kadrov-visshej-kvalifikacii-dlya-modernizacii-i-innovacionno-tehnologicheskogo-razvitiya-malih-gorodov-severa-problemi-i-perspektivi.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-5-zashita-prav-avtora-avtorskij-dogovor-ponyatie-i-vidi.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/voprosi-dlya-podgotovke-k-zachetu-ekzamenu-uchebno-metodicheskijj-kompleks-specialnost-021100-yurisprudenciya-moskva-2005g.html
  • lecture.bystrickaya.ru/44-krizis-motiva-dostizhenij-pervaya-teoreticheskie-aspekti-odarennosti.html
  • shkola.bystrickaya.ru/my-idea-on-where-the-heck-life.html
  • universitet.bystrickaya.ru/tema-22-metodi-ucheta-zatrat-i-kalkulirovaniya-sebestoimosti-po-obektam-ucheta-zatrat.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/polozhenie-o-preddiplomnoj-praktike-dlya-studentov-profilya-menedzhment-ispolnitelskih-iskusstv.html
  • lesson.bystrickaya.ru/tradicionnaya-kultura-moskovskogo-gosudarstva.html
  • occupation.bystrickaya.ru/mob-tel-38050360-5788-38067692-1038-stranica-13.html
  • lesson.bystrickaya.ru/programma-povisheniya-kvalifikacii-npr-gou-vpo-samgtu-informacionno-kommunikacionnaya-kompetentnost-i-upravlenie-informaciej-stranica-2.html
  • klass.bystrickaya.ru/6-osnovnie-tehniko-ekonomicheskie-pokazateli-poyasnitelnaya-zapiska-obosnovanie-proekta-generalnogo-plana-generalnij-direktor.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rastoropsha-kazyava-prigodna-dlya-suhoj-normalnoj-uvyadayushej-i-zhirnoj-poristoj-kozhi-okazivaet-osvezhayushee-ochishayushee.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/413-proverka-rabochej-tormoznoj-sistemi-organizaciya-i-planirovanie-rabochego-mesta-dlya-vipolneniya-to-2-i-tr-avtotransportnogo.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tarasov-v-iskusstvo-upravlencheskoj-borbi-tehnologii-perehvata-i-uderzhaniya-upravleniya.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-4-medicinskie-aspekti-problemi-li-kerroll-dzhen-touber.html
  • lecture.bystrickaya.ru/antikrizisnoe-upravlenie-predpriyatiem-chast-11.html
  • lecture.bystrickaya.ru/71-resursi-i-statistika-otchet-vzaimnoj-ocenki-po-protivodejstviyu-otmivaniyu-deneg-i-finansirovaniyu-terrorizma-dekabr-2008-g.html
  • crib.bystrickaya.ru/istoriya-6-j-otdelnoj-morskoj-strelkovoj-brigadi-brigadi-morskoj-pehoti-kbf.html
  • letter.bystrickaya.ru/molodih-ispolnitelej-na-narodnih-instumentah.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tarifa-za-taksite-koito-se-sbirat-ot-organite-na-drzhavniya-zdraven-kontrol-i-nacionalnite-centrove-po-problemite-na-obshestvenoto-zdrave-po-zakona-za-zdraveto-zagl-dop-dv-br-38-ot-2011-g-stranica-8.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/statya-podarite-detyam-skazku-i-otkrojte-novij-mir.html
  • composition.bystrickaya.ru/onekotan-delaverskij-zaliv-peru.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/respublikanskaya-celevaya-programma-18-razvitie-zdravoohraneniya-respubliki-buryatiya-18-na-2009-2011-godi-i-na-period-do-2017-goda-18-neprogrammnaya-deyatelnost-26.html
  • lesson.bystrickaya.ru/tema-socialno-ekonomicheskoe-razvitie-rossii-po-istorii-rossii-s-drevnejshih-vremen-do-1613-goda.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/primernij-plan-nachalo-greko-persidskih-vojn-ionijskoe-vosstanie-pervoe-vtorzhenie-persov-v-greciyu.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.